Мир сочинений – это сайт, где можно найти и скачать бесплатно сочинения про любые темы. например: Сочинения. описания - сочинение скачать бесплатно, готовые сочинения по русскому языку и по русской литературе, полное собрание сочинений, а также рефераты по литературе и сочинения за 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 класс бесплатно.

Мир сочинений » описания

Приветствуем Вас на этом сайте «Мир сочинений».
Сайт «Мир сочинений» – это сайт, где можно найти и скачать бесплатно готовые сочинения по русскому языку и по русской литературе.
Если у Вас есть своё сочинение, и Вы хотите поделиться своим сочинением с другими посетителями, то присылайте своё сочинение нам, и в скором времени мы опубликуем Ваше сочинение на нашем сайте.
Послать своё сочинение сейчас
 

Поиск по сочинениям

По Вашему запросу найдено 302 ответов (Результаты запроса 1 - 24) :

Сочинения - П.А.Румянцев


Разные сочинения

Рушания

Семья, ранние годы

П. А. Румянцев родился в селе Строенцы ныне Рыбницкого района, где его мать временно проживала, ожидая возвращения мужа генерал-аншефа А. И. Румянцева, ездившего в Турцию по поручению Петра I (в честь которого и был назван). Правнук известного государственного деятеля А. С. Матвеева. Матерью Румянцева была графиня Мария Андреевна Румянцева (в девичестве — Матвеева). Великий князь Николай Михайлович сообщает, что Мария Андреевна Матвеева была любовницей Петра I, а сын Марии Андреевны Петр Александрович был сыном Петра I. Крестной матерью будущего полководца стала императрица Екатерина I.

В шестилетнем возрасте был записан рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк. До 14 лет жил в Малороссии и получал
домашнее образование под руководством своего отца, а также местного педагога Тимофея Михайловича Сенютовича. В 1739 году
назначен на дипломатическую службу и зачислен в состав русского посольства в Берлине. Оказавшись за границей стал вести
разгульный образ жизни, поэтому уже в 1740 году за «мотовство, леность и забиячество» был отозван и зачислен в Сухопутный
шляхетский корпус.

В корпусе Румянцев проучился лишь 4 месяца, приобретая себе известность неусидчивого и склонного к шалостям кадета, а
затем покинул его, пользуясь отсутствием отца. Приказом генерал-фельдмаршала Миниха Румянцев был отправлен в действующую
армию в чине подпоручика.


Начало военной карьеры

Первым местом службы Петра Александровича стала Финляндия, где он участвовал в русско-шведской войне 1741—1743 годов.
Отличился во взятии Гельсингфорса. В 1743 году в чине капитана своим отцом был послан в Петербург с известием о заключении
Абосского мирного договора. Императрица Елизавета Петровна при получении этого донесения произвела юношу сразу в полковники
и назначила командиром Воронежского пехотного полка. Также в 1744 она возвела его отца — А. И. Румянцева, — принимавшего
участие в составлении договора, в графское достоинство вместе с потомством. Таким образом, Пётр Александрович стал графом.

Однако, несмотря на это он продолжал весёлую жизнь так, что его отец писал: «мне пришло до того: или уши свои зашить и
худых дел ваших не слышать, или отречься от вас…». В этот период Румянцев женился на княжне Е. М. Голицыной.

В 1748 году принимает участие в походе корпуса Репнина на Рейн (в ходе войны за Австрийское наследство 1740—1748). После
смерти отца (1749) вступил во владение всей собственностью и избавился от легкомысленного поведения.


Семилетняя война

Сражение при Гросс-Егерсдорфе

К началу Семилетней войны Румянцев имел уже чин генерал-майора. В составе русских войск под командованием С. Ф. Апраксина
он в 1757 году прибыл в Курляндию. 19 (30) августа отличился в сражении при Гросс-Егерсдорфе. Ему было поручено руководство
резервом из четырёх пехотных полков — Гренадёрского, Троицкого, Воронежского и Новгородского, — который располагался по
другую сторону леса, окаймлявшего Егерсдорфское поле. Сражение продолжалось с переменным успехом, и когда русский правый
фланг под ударами пруссаков начал отступать, Румянцев без приказа по собственной инициативе бросил свой свежий резерв
против левого фланга прусской пехоты.

Участвовавший в этом сражении А. Т. Болотов позже писал об этом: «Сии свежие полки не стали долго медлить, но давши залп,
с криком „ура“ бросились прямо на штыки против неприятелей, и сие решило нашу судьбу и произвело желаемую перемену» [3].
Таким образом, инициатива Румянцева обусловила перелом в битве и победу русских войск. Кампания 1757 года на этом
завершилась и русская армия была отведена за Неман. В следующем году Румянцеву было присвоено звание генерал-поручика, и он
возглавил дивизию.

В январе 1758 года колонны Салтыкова и Румянцева (30000) вышли в новый поход и заняли Кёнигсберг, а вслед затем и всю
Восточную Пруссию. Летом конница Румянцева (4000 сабель) прикрывала манёвры русских войск в Пруссии, и её действия были
признаны образцовыми [4]. В битве при Цорндорфе Румянцев, непосредственного участия не принимал, однако после битвы,
прикрывая отход Фермора в Померанию, 20 спешенных драгунских и конно-гренадерских эскадронов отряда Румянцева задержали на
целый день 20-тысячный прусский корпус у Пасс Круга.

Александр Коцебу.Кунерсдорфское сражение (1748)

В августе 1759 года Румянцев со своей дивизией участвовал в Кунерсдорфском сражении. Дивизия располагалась в центре
русских позиций, на высоте Большой Шпиц. Именно одна стала одним из главных объектов атаки прусских войск после смятия ими
левого фланга русских. Дивизия Румянцева, однако, несмотря на сильный артиллерийский обстрел и натиск тяжёлой кавалерии
Зейдлица (лучшие силы пруссаков), отбивала многочисленные атаки и перешла в штыковую контратаку, которую возглавил лично
Румянцев. Этот удар отбросил армию Фридриха, и она стала отступать, преследуемая кавалерией. Во время бегства Фридрих
потерял свою треуголку, которая ныне хранится в Государственном Эрмитаже. Прусские войска понесли тяжёлые потери, в том
числе была уничтожена кавалерия Зейдлица. Сражение при Кунерсдорфе выдвинуло Румянцева в число лучших командиров русской
армии, за него он был награждён орденом Александра Невского.

Последнее крупное событие Семилетней войны, в котором участвовал Румянцев — осада и взятие Кольберга. 5 августа 1761 года
Румянцев с 18 тысячами русских войск отдельно от остальной их части подошёл к Кольбергу и атаковал укреплённый лагерь
принца Вюртембергского (12 тысяч человек), прикрывавший подходы к городу. Взятием лагеря Румянцев начал осаду Кольберга.
Помощь в блокаде города ему оказывал Балтийский флот. Осада длилась 4 месяца и закончилась 5 (16) декабря капитуляцией
гарнизона. В течение этого времени перед осаждающими ставало большое количество трудностей из-за значительной мощи обороны
крепости и действовавших в русском тылу прусских партизан. Русский военный совет за эти 4 месяца три раза принимал решение
о снятии блокады, такую же рекомендацию давал и главнокомандующий русскими войсками А.Бутурлин, и только непреклонная
позиция Румянцева позволила довести её до конца. После победы было взято 3000 пленных, 20 знамен, 173 орудия. Осада
Кольберга была также последни!
м боевым успехом всей русской армии в Семилетнюю войну. В ходе осады Кольберга впервые в истории русского военного
искусства были использованы элементы тактической системы «колонна — рассыпной строй».

Семилетняя война оказала огромное влияние на дальнейшую судьбу Румянцева, предопределив его дальнейший карьерный рост.
После неё о Румянцеве заговорили как о полководце европейского уровня. Здесь он показал себя талантливым военачальником,
здесь применил на практике свои идеи по развитию тактики и управления войсками, которые затем лягут в основу его трудов по
военному искусству и его дальнейших побед. В ходе данной войны по инициативе Румянцева была успешно осуществлена стратегия
мобильной войны, в ходе которой ставка была сделана не на осаду и взятие крепостей как прежде, а на ведение скоростной
маневренной войны. В будущем эта стратегия была блестяще развита великими русскими полководцами Суворовым и Кутузовым.

Румянцев в 1762—1764 годах

Вскоре после взятия Кольберга скончалась императрица Елизавета Петровна, и на трон вступил Пётр III, известный симпатиями
к Пруссии и Фридриху II. Он вывел уже почти одержавшие полную победу над пруссаками русские войска и вернул прусскому
королю завоёванные земли. Пётр III наградил П. А. Румянцева орденами Святой Анны и Андрея Первозванного и присвоил ему чин
генерал-аншефа. Исследователи полагают, что император планировал поставить Румянцева на руководящее место в планируемом им
походе на Данию.

Когда вступила на престол императрица Екатерина II, Румянцев, предполагая, что его карьера кончена, подал прошение об
отставке. Екатерина удержала его на службе, и в 1764, после увольнения от должности гетмана Разумовского, назначила
генерал-губернатором Малороссии, дав ему обширную инструкцию, по которой он должен был способствовать более тесному
соединению Малороссии с Россией в отношении административном.

Генерал-губернатор Малороссии

В 1765 прибыл в Малороссию и, объехав её, предложил малороссийской коллегии произвести «генеральную опись» Малороссии. Так
возникла знаменитая Румянцевская опись. В 1767 была созвана в Москве комиссия для составления уложения. Различные классы
малорусского народа также должны были послать в неё своих представителей. Политика Екатерины II, которую проводил Румянцев,
заставляла опасаться, что в комиссии могут быть заявлены просьбы о сохранении малорусских привилегий; поэтому он тщательно
следил за выборами и составлением наказов, вмешивался в них и требовал суровых мер, как это было, например, при выборе
депутата от шляхетства в городе Нежине.

Участие в русско-турецких войнах 1768—1774 и 1787—1792

Румянцевский обелиск на Васильевском острове (1798—1801).

В 1768, когда вспыхнула турецкая война, был назначен командующим второй армией, которая призвана была только охранять
русские границы от набегов крымских татар. Но вскоре императрица Екатерина, недовольная медлительностью князя А. М.
Голицына, командовавшего 1-й действующей армией, и не зная, что ему удалось уже разбить турок и овладеть Хотином и Яссами,
назначила на его место Румянцева.

Несмотря на свои сравнительно слабые силы и недостаток продовольствия, он решил действовать наступательно. Первая
решительная битва произошла 7 июля 1770 при Ларге, где Румянцев с 25-тысячным войском разбил 80-тысячный турецко-татарский
корпус.

Ещё более прославила его имя победа, одержанная им 21 июля над вдесятеро сильнейшим неприятелем при Кагуле и вознесшая
Румянцева в ряд первых полководцев XVIII века. После этой победы Румянцев шёл по пятам неприятеля и последовательно занял
Измаил, Килию, Аккерман, Браилов, Исакчу.Своими победами оттянул главные силы турок от Бендерской крепости, которую 2
месяца осаждал граф Панин и которую взял штурмом в ночь на 16 сентября 1770 года. В 1771 перенёс военные действия на Дунай,
в 1773, приказав Салтыкову осадить Рущук и послав к Шумле Каменского и Суворова, сам осадил Силистрию, но, несмотря на
неоднократные частные победы, не мог овладеть этой крепостью, так же, как и Варной, вследствие чего отвёл армию на левый
берег Дуная. В 1774 с 50-тысячным войском выступил против 150-тысячной турецкой армии, которая, избегая битвы,
сосредоточилась на высотах у Шумлы. Румянцев с частью своего войска обошёл турецкий стан и отрезал визирю сообщение с
Адрианополем, что вызвало в турецкой !
армии такую панику, что визирь принял все мирные условия. Так заключен был Кучук-кайнарджийский мир, доставивший
Румянцеву фельдмаршальский жезл, наименование Задунайского и другие награды. Императрица увековечила победы Румянцева
памятниками-обелисками в Царском Селе и в Санкт-Петербурге, предлагала ему «въехать в Москву на триумфальной колеснице
сквозь торжественные ворота», но он отказался.

Поздние годы

В феврале 1779 года Указом императрицы Екатерины II Румянцев был назначен наместником Курского и Харьковского
наместничеств, а также Малороссии[5]. Граф руководил подготовкой открытия Курского и Харьковского наместничеств в 1779 —
начале 1780 года, после вернулся в Малороссию и подготовлял постепенно введение в ней общерусских порядков, что и
совершилось в 1782, с распространением на Малороссию российского административно-территориального деления и местного
устройства. Пребывание Румянцева в Малороссии способствовало соединению в его руках громадных земельных богатств, которые
отчасти были приобретены путём покупки, отчасти путём пожалования. Умер в деревне и в одиночестве. Похоронен в
Киево-Печерской Лавре у левого клироса Соборной церкви Успения Св. Богородицы.

Дети: Михаил (1751—1811), Николай (1751—1826), Сергей (1755—1838).


Блажен, когда стремясь за славой
Он пользу общую хранил
Был милосерд в войне кровавой
И самых жизнь врагов щадил;
Благословен средь поздних веков
Да будет друг сей человеков.

Император Павел I, вступивший на престол за месяц до кончины Румянцева, назвал его «русским Тюренном» и повелел своему
двору носить по нему траур три дня [6]. А. С. Пушкин назвал Румянцева «перуном кагульских берегов», Г. Р. Державин сравнил
его с римским полководцем IV века Камиллом [7]

В 1799 году в Петербурге на Марсовом поле был установлен памятник П. А. Румянцеву, представляющий собой черную стелу с
надписью «Румянцева победам» (сейчас находится в Румянцевском сквере на Университетской набережной).

В 1811 году издан анонимный сборник «анекдотов, объясняющих дух фельдмаршала Румянцева». В нём приводятся факты,
свидетельствующие, что знаменитый полководец живо чувствовал все ужасы войны. Те же черты его засвидетельствовал и Державин
в относящейся к Румянцеву строфе оды «Водопад».

Именем Румянцева была названа одна из операций Великой Отечественной войны - по освобождению Белгорода и Харькова в 1943
году.

Примечания
↑ Краткая энциклопедия Советская Молдавия, Кишинев, 1982г стр.535
↑ Ковалевский Н. Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX
века. М. 1997 г.
↑ Владимир МАКСИМОВ. «Румянцова победам» //Воин России. — 2005
↑ Керсновский А.А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006. — ISBN 5-699-18397-3
↑ Степанов В. Б. Наместники и губернаторы Курского края. 1779-1917 гг. Исторические очерки. — Курск: Издательство
МУП «Курская городская типография», 2005. — 244 с. — ISBN 5-8386-0058-6
↑ А. Пронин. Гордость Отечества: русский Трюренн, русский Велисарий //Братишка. — Октябрь 2005.
↑ Приказчикова Е. Е. Культурные коды послания «К вельможе» А. С. Пушкина и их связь с философской проблематикой
текста // Известия Уральского государственного университета. — 1999. — № 11. — С. 40-52.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Портрет как средство создания образа литературного героя. Обломов


Разные сочинения

Портрет как средство создания образа литературного героя.

Что, как ни внешность, может наиболее точно рассказать о характере человека, его образе жизни, мировоззрении. Какая-нибудь мелочь, вроде морщинки на лбу, появляющейся в ту или иную минуту, или неопрятно заправленной рубашки или слегка наклоненной головы, дополняющей образ задумчивости, - самые вроде бы незначительные черты внешнего облика повествуют о многих подробностях внутреннего мира. Это напоминает запутанную книгу, в сюжете которой все ясно, но главный смысл не явен, но читается между строк.

Многие писатели и поэты в своих рассказах, повестях, романах, стихотворениях используют психологический портрет, с помощью которого раскрывают образ героя. Так, к примеру, Лермонтов изображал Печорина.
В романе «Обломов» Гончаров тоже воспользовался таким средством, как психологический портрет. Уже вначале произведения, когда читатель застает лежащего в постели главного героя, автор дает ему такое описание, что можно узнать о характере Ильи Ильича, о его дневном расписании и других мелочах. Гончаров не только описывает внешность Обломова, но и отмечает следы его настроений, раздумий, которые таятся в его голове, или их отсутствие. В глазах сложно было застать сосредоточенность, а мысль «гуляла вольной птицей по лицу и порхала в глазах». Господствующим и основным выражением его лица и души была
мягкость, и все тело казалось слишком изнеженным для мужчины.

Все переживания, страхи, тревоги Обломова отражались внешне:
взгляд туманился, на лбу являлись складки. Но такая туча заботы обычно разрешалась вздохом и замирала в апатии. Уже в описании его лица, мимики читатель распознает лень, замечает, что раздумья редко тревожат Обломова, а сомнения обычно так и остаются нерешенными.
Портрет главного героя продолжается с описанием его повседневной одежды. Домашний халат, который так шел его хозяину, был мягок, как и сам Обломов, гибок, свободен и покорялся любому движению тела. Туфли были длинные широкие и мягкие. Галстуки и жилеты Илья Ильич не носил, так как любил простор. Итак, та же мягкость и апатия прослеживаются в его манере одеваться. Эти предпочтения укрепляют представление читателя о степенности, неподвижности, умиротворенности жизни Обломова.

Таким образом, Гончаров смог уже в портрете передать главные черты характера своего героя, изобразить доминирующие настроения.

Антиподу Ильи Ильича автор тоже дает психологический портрет. Андрей Штольц, казалось, весь составлен из костей, мускулов и нервов. Ни признака жирной округлости на щеках, цвет лица ровный, без румянца, глаза выразительные. Андрею не до лени, не до бессмысленной мечтательности. Он постоянно в движении, его не застать без дела.

Четкий полный портрет Гончаров дает Ольге Сергеевне Ильинской. Эта девушка не была красавицей, не было у неё яркого колорита щек, миниатюрных рук, кораллов на зубах, глаза не горели лучами внутреннего огня. Однако если обратить её в статую , то получилось бы олицетворение грации и гармонии. Нос образовывал грациозную линию, тонкие губы обыкновенно сжаты, взгляд зоркий, бодрый и, кажется, ничего не пропускающий. Брови не были выщипаны пальцами в тонкие полоски, но дугообразно лежали над глазами, придавая им какую-то особенную красоту. Она редко бывали симметричны, одна бровь приподнималась и образовывала маленькую складку. Ходила Ольга с немного наклоненной вперед головой, которая так благородно покоилась на тонкой гордой шее. Все эти признаки указывают на присутствие мысли, никогда не покидающей девушку. Ольга не подходила под описание типичной красавицы, но выделялась своей статностью. Все в ней сбалансировано, гармонично.

Гончаров также дает портреты гостей Обломова. Перед читателем выстраиваются образы Волкова, Судьбинского, Пенкина, Тарантьева и Алексеева.

Волков – молодой человек, блещущий здоровьем, с смеющимися щеками, губами, глазами. Причесан и одет он безукоризненно, ослепляет свежестью лица, белья, фрака. На жилете лежала изящная цепочка, в кармашке ждет, когда его вытащат и применят, батистовый платок. На голове - глянцевитая шляпа, а на ногах – лакированные сапоги. С первого взгляда видно, что Волков – светский щеголь, франт, который не упустит шанс увильнуть за девушками и сам имеет успех у женщин.

Судьбинский – господин в темно-зеленом фраке с гербовыми пуговицами, гладко выбритый, с ровно окаймлявшими его лицо бакенбардами, с утружденным, но покойно-сознательным выражением в глазах, с сильно потертым лицом, с задумчивой улыбкой.

Все в нем говорит об осознанности собственных действий, о самокритичном анализе, не покидающем раздумии. Это бывший сослуживец Обломова, получивший повышение.
Пенкин - литератор. Худощавый черненький господин, заросший бакенбардами, усами, эспаньолкой, одетый умышленно с небрежностью.

Следующим гостем становится Алексеев, человек неопределенных лет, с неопределенной физиономией. Он не красив, не дурен; не высок, не низок; не блондин и не брюнет. Не было в нем резкой выразительной черты, которой он бы выделялся. И даже имени определенного не было у него. Кто называл его Иваном Иванычем, кто – Иваном Васильичем, кто – Иваном Михайлычем. И фамилию
называли его различно: одни говорили, что он Иванов, другие – Васильев или Андреев, третьи – Алексеев. Так и внутренне Алексеев не имел собственного мнения, а соглашался с собеседником, знал что знали все, ничем не отличался от других.

Тарантьев – высокий, объемистый, с крупными чертами лица, с большими на выкате глазами, толстогубый человек. Он не всегда чисто обрит, неопрятен, одет не по моде. Движения его смелы и размашисты, говорил он громко, бойко, грубо. Так же и характер его был грубый, неотесанный. Он был хитрый, часто грубый, и, как оказалось, способный на подставу, обман, подлость, готовый к воровству.
Интересен портрет Агафьи Матвеевны Пшеницыной. Это тридцатилетняя женщина, полная в лице, с серовато-простодушными глазами, как и все лицо, с белыми, но жесткими руками и выступившими на них крупными узлами синих жил. Платье на ней сидело в обтяжку. Закрытый бюст её мог бы послужить живописцу моделью крепкой здоровой груди. На лице женщины часто можно было уловить выражение тупости. Когда Пшеницына что-то не понимала, в ответ она могла только усмехнуться. Привлекают взгляд её оголенные круглые, с ямочками локти, которые беспрестанно двигаются, вращаются. Её образ показывает, что она добродушная, хозяйственная, заботливая женщина, но ей не хватает знаний.

Таким образом, Гончаров смог выразительно рассказать характеры своих героев с помощью описания их внешности. В мимике, выражении лица, глаз, манере одеваться, в улыбке он ярко отразил их внутренний мир.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Шлегель Ф. Люцинда. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Шлегель Ф. Произведение "Люцинда"

Юлий пытается найти Люцинду там, где он привык её видеть — в её комнате, на их кушетке, — и, не отыскав её, начинает вести с ней странный, лишенный определенного содержания разговор, то отдаваясь на волю влекущих его фантазий, то прибегая к помощи исписанных им когда-то листков, сохраненных её заботливыми руками. В этом наплыве образов он хочет прежде всего найти слова и краски для описания той радости и любви, которая связывает его с ней, той гармонии, в глубины которой они погружаются вдвоем, не размыкая объятий. "Я уже больше не могу высказать "моя любовь" или "твоя любовь" , — анонсирует он, — обе они одинаковы и слиты воедино, являясь в равной мере любовью и взаимностью".

Один из его "снов наяву" он называет "Аллегорией дерзости". В искусно возделанном саду ему удается побороть вдруг прыгнувшее на него отвратительное чудовище; поверженное, оно превращается в обыкновенную лягушку, и некто, стоящий у него за спиной, называет ему имя фантома. "Это — Общественное Мнение, — говорит он, — а я — Остроумие", Следуя за своим новым спутником, Юлий видит забавные и поучительные сцены, в которых, кроме четверых юношей, участвуют Дерзость, сперва отпугивающая Юлия своим вызывающим и смелым видом, Деликатность, Приличие, Скромность; они разгуливают по зеленым лугам, созданным великой волшебницей фантазией, и сами они вызваны к жизни её волей. Они то меняют маски, то раскрывают свои истинные лица; но именно Дерзость своей независимостью и проницательностью все больше привлекает нашего странника. Самого же себя он начинает называть "возлюбленный сын Остроумия", подобно тому как рыцарь, странствующий в поисках приключений, говорит про себя: "Я — возлюбленный сын счастья".

"Общество, — говорит он Люцинде в одной из их дальнейших бесед, — это хаос, который должен быть гармонизирован, может быть, только при помощи остроумия, если же не подшучивать и не дурачиться с элементами страсти, то она сгущается в непроницаемые массы и затемняет всё". Юношеские годы Юлия могли бы служить прекрасной иллюстрацией как верности этого тезиса, так и его собственного постоянства в следовании ему.Юношеские годы Юлия могли бы служить прекрасной иллюстрацией как верности этого тезиса, так и его собственного постоянства в следовании ему. В те годы мысль его находилась в постоянном брожении; каждое мгновение готов он был повстречать нечто необычайное. Ничто не могло бы его поразить, и меньше всего его собственная погибель. Без дела и без цели бродил он между вещами и людьми, как человек, который с трепетом ждет чего-то такого, от чего зависит его счастье. Все могло его прельстить, и сообща с тем ничто не могло удовлетворить его.

При этом ни одно из проявлений распутства не могло превратиться для него в неотъемлемую привычку, потому что в нем было столько же презрения, сколько и легкомыслия. В конце концов это презрение отвратило его от нынешних его спутниц; он вспомнил о подруге своего отрочества, девочке нежной, возвышенной и невинной; поспешив вернуться к ней, он нашел её уже сформировавшейся, но такой же благородной, задумчивой и гордой, как раньше. Он решил обладать ею, с брезгливостью отвергая малейшие соображения о морали; но, когда он почти добился своего, неожиданный поток её слез охладил его и вызвал в его душе что-то похожее на раскаяние. После этого он снова погрузился на пора в прежний образ жизни; но вскоре в этом водовороте развлечений он встретил ещё одну девушку, которой захотел обладать безраздельно, невзирая на то что нашел её среди тех, кто почти открыто принадлежит всем; она была почти столь же порочна, как та — невинна, и обычно в своих отношениях с мужчинами, исполняя то, что считала своей обязанностью, оставалась совершенно холодной; но Юлий имел счастье понравиться ей, и она вдруг привязалась к нему больше, чем это можно выказать словами. Может быть, впервой ей перестало нравиться то окружение, которое до сих пор её полностью удовлетворяло. Юлий это чувствовал и радовался этому, однако не мог до конца преодолеть того презрения, которое внушали ему её профессия и её испорченность. Когда она ему сказала, что он будет отцом её ребенка, он счел себя обманутым и оставил её. Ее слуга позвал его к ней; после долгих уговоров он последовал за ним; в её кабинете было темно, он приник к ней — и услышал основательный вздох, который оказался последним; взглянув на себя, он увидел, что он в крови.Ее слуга позвал его к ней; после долгих уговоров он последовал за ним; в её кабинете было темно, он приник к ней — и услышал основательный вздох, который оказался последним; взглянув на себя, он увидел, что он в крови. В порыве отчаяния она нанесла себе многочисленные раны, большинство из которых оказались смертельными… Этот случай преисполнил его ужасом и отвращением к общественным предрассудкам. Раскаяние подавлял он посредством гордости, только усиливавшейся тем чувством нового, более выношенного презрения к миру, которое он ощущал в себе.

Однако прошло пора, и он встретил женщину, избавившую его от этой болезни. Она сочетала в себе любезность и артистизм с самообладанием и мужеством; обожествляя её, он не считал себя вправе пытаться нарушить её семейное счастье; чувство к ней сделалось для его духа прочным средоточием и основанием нового мира. Он снова осознал в себе призвание к божественному искусству; свою страсть и свою молодость он посвятил возвышенному труду художника, и постепенно море вдохновения поглотило поток его любовного чувства.

Случилось, однако, что он встретил молодую художницу, которая, подобно ему, страстно поклонялась прекрасному. Лишь немного дней провели они вдвоем, и Люцинда отдалась ему навеки, открыв ему всю глубину своей души и всю силу, естественность и возвышенность, которые в ней таились. Долгое пора он называл страстью то, что он чувствовал к ней, и нежностью то, что она давала ему; промелькнуло более двух лет, прежде чем он осознал, что безгранично любим и сам любит с не меньшей силой. Любовь, понял он, не только тайная внутренняя потребность в бесконечном; она одновременно и священное наслаждение совместной близостью. Только в ответе своего "Ты" может каждое "Я" полностью ощутить свое бесконечное единство.

Высшее проявление разума содержится не в том, чтобы поступать по своему намерению, а в том, чтобы предаваться всей душой фантазии и не мешать забавам молодой матери с её младенцем. Мужчина пусть боготворит возлюбленную, мать — ребенка и все — вечного человека.Мужчина пусть боготворит возлюбленную, мать — ребенка и все — вечного человека. И личность постигнет жалобу соловья и улыбку новорожденного и поймет важность всего, что тайными письменами начертано в цветах и звездах; священный смысл жизни, так же как вечный язык природы. Она никогда не сможет покинуть тот самый колдовской круг, и все, что она создаст или произнесет, все будет слышаться как удивительный романс о чудесных тайнах детского мира богов, сопровождаемый чарующей музыкой чувств и украшенный полным глубокого значения цветением милой жизни.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Тургенев И.С. Рудин. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Тургенев И.С. Произведение "Рудин"

Тихим летним утром Александра Павловна Липина, моло-дая вдова, местная помещица, живущая в своем имении со сво-им братом, отставным штаб-ротмистром Сергеем Павловичем Волынцевым, направляется в соседнюю деревню, где она зани-мается благотворительностью (ухаживает за больной стару-хой). Возвращаясь обратно, она встречает Михаила Михайло-вича Лежнева, соседского помещика, которому она нравится. Одновременно ей навстречу попадается Константин Диомидо-вич Пандалевский, который живет у соседки Александры Пав-ловны - Дарьи Михайловны Ласунской, богатой помещицы, в качестве "приемыша или нахлебника". Пандалевский "по-мол-чалннски" услужлив и угодлив. Он сообщает Александре Пав-ловне приглашение на обед от Дарьи Михайловны, говорит, что к той должен вот-вот приехать отличный человек - барон Муффель из Петербурга. Барон написал какую-то статью по экономике и спрашивает у Дарьи Михайловны совета "по ли-тературной части". Распрощавшись с Липиной, Пандалевский принимает раз-вязный тон и заигрывает со встретившейся ему крестьянской девушкой, но в самый неожиданный момент появляется Баси-стов (учитель сыновей Дарьи Михайловны - Вани и Пети) и презрительно упрекает Пандалевского, которого прямо недолюб-ливает. Пандалевскнй приходит к себе и сосредоточенно разучива-ет музыкальный этюд - ему надо позаботиться о том, чем он будет развлекать свою богатую покровительницу. Дом Дарьи Михайловны Ласунской считался чуть ли не пер-вым во всей губернии. Дарья Михайловна была знатной и бо-гатой вдовой тайного советника. И хотя Пандалевский уверял всех окружающих, что ее вся Европа знает, Европа знала ее мало, более того в Петербурге она важной роли не играла, хотя в Москве ее все знали и ездили к ней. В молодости она была хо-роша собой, к настоящему времени ее красота увяла, но замаш-ки светской львицы у нее сохранились. Каждое лето она совместно со своими детьми (их было у нее трое: сыновья Ваня и Петя десяти и девяти лет и дочка Наталья семнадцати лет) выезжала в деревню. От нее порядком доставалось местным провинци-альным барыням, которых она терпеть не могла, а кроме того, не считала нужным стеснять себя в деревне.От нее порядком доставалось местным провинци-альным барыням, которых она терпеть не могла, а кроме того, не считала нужным стеснять себя в деревне. Пандалевский, выучив этюд, спускается в гостиную, "салон" уже в разгаре. В частности, присутствует некто Африкан Семе-нович Пигасов, который был "озлобленный противу всего и всех - особенно против женщин, - он бранился с утра до вече-ра, иногда очень метко, иногда очень тупо, но вечно с наслаж-дением". Происходил он от бедных родителей. Пигасов "сам себя воспитывал, сам определил себя в уездное училище, по- том в гимназию, выучился языкам, французскому, немецкому и более того латинскому, и, выйдя из гимназии с отличным аттеста-том, отправился в Дерпт, где постоянно боролся с нуждою, но выдержал трехгодичный курс до конца... Мысли его не возвы-шались над общим уровнем, а говорил он так, что мог казаться не только умным, но очень умным человеком. Получив степень кандидата, Пигасов решился посвятить себя ученому званию: он понял, что на всяком другом поприще он бы никак не мог угнаться за своими товарищами... Но тут в нем, говоря попрос-ту, материала не хватило.,. Он жестоко провалился в диспуте, между тем как живший с ним в одной комнате прочий студент" над которым он постоянно смеялся, человек весьма ограничен* ный, но получивший правильное и прочное воспитание, востор-жествовал вполне". Пигасов сжег все свои книги и поступил на службу. Чиновником он оказался бойким, хотя и не слишком распорядительным. Однако ему захотелось поскорее "выско-чить в люди" - он запутался и вскоре должен был вылезти в от-ставку. После трех лет жизни в своей деревне, он женился на богатой вдове, но потом стал тяготиться семейной жиз-нью. Пожив с ним несколько лет, благоверная тайком уехала от него в Москву и продала свое имение, в котором Пигасов только что отстроил усадьбу. Он было затеял тяжбу, но ничего не выиг-рал; и теперь доживал свой одинокий век, разъезжая по знако-мым, которых он ругал за глаза, а бывало что и в глаза. Пигасов затевает словесную баталию на свой излюбленный предмет: о женщинах.Пигасов затевает словесную баталию на свой излюбленный предмет: о женщинах. В частности, он заявляет, что на свете есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и существовать дают другим, эгоисты, которые сами живут и не дают существовать другим, наконец, эгоисты, которые и сами не живут и не дают существовать дру-гим. Женщины, по его словам, большей частью принадлежат к третьему разряду. На возражение Дарьи Михайловны, что муж-чинам тоже свойственно ошибаться в суждениях, Пигасов от-вечает, что это на самом деле так, но разница между ошибкой женщины и "нашего брата" состоит в том, что "мужчина может, например, сообщить, что дважды два - не четыре, а пять или три с половиною, а дама скажет, что дважды два - стеарино-вая свечка". На вопрос о том, что ему нравится, Пигасов отве-чает, что литература, "да только не нынешняя". На просьбу по-яснить свою нелюбовь к современной литературе, Пигасов рас-сказывает случай о том, как он на паромной переправе повстре-чался с каким-то барином. "Паром пристал к крутому месту: надо было втаскивать экипажи на руках. У барина была коляс-ка претяжелая. Пока перевозчики надсаживались, втаскивая коляску на берег, барин так кряхтел, стоя на пароме, что более того жалостно его становилось... Так и нынешняя литература: другие везут, дело делают, а она кряхтит".
Далее на вопрос одного из мальчиков, где пребывает какой-то город, Пигасов отвечает, что "в самой Хохландии". Потом заявляет, что "будь у меня лишние финансы, я бы в данный момент сделал-ся малороссийским поэтом". На удивленные возгласы, разве он умеет писать по-малороссийски, Пигасов отвечает, что не уме-ет, "да оно и не нужно". Все недоумевают, а Пигасов поясняет, что надо "только взять лист бумаги и написать наверху: "Дума"; потом начать так: "Той ты доля, моя доля!" или "Седс казачино Наливайко на кургане!", а там: "По-пид горою, по-пид зеленою, грае^рае воропае, гоп! гоп!" или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет ру-кою щеку и непременно заплачет, - такая чувствительная душа!" Учитель Басистов возмущается, что это клевета на малорос-сийский народ, который он искрение любит, и что "грае, грае, воровае" - полнейшая бессмыслица.Малоросс прочтет, подопрет ру-кою щеку и непременно заплачет, - такая чувствительная душа!" Учитель Басистов возмущается, что это клевета на малорос-сийский народ, который он искрение любит, и что "грае, грае, воровае" - полнейшая бессмыслица. Тут появляются Волын-цев и Липина. Пигасов язвит по поводу барона, которого все ждут, считая философию никчемной отвлеченностью, а по его сведениям, ба-рон "Гегелем так и брызжет". Пигасов презирает "высшие" точ-ки зрения, восклицает: "И что можно увидать сверху? Небось коли захочешь лошадь купить, не с каланчи на нее смотреть станешь!" Вскоре Дарья Михайловна получает известие, что барон по-лучил предписание тотчас вернуться в Петербург, а статью пе-редает со своим приятелем Дмитрием Николаевичем Рудиным. Входит Рудин, "человек лет тридцати пяти, высокого роста, несколько сутуловатый, курчавый, смуглый, с лицом непра-вильным, но выразительным и умным... Платье на нем было не ново и узко, словно он из него вырос". Рудин представляется, говорит, что у него имение в Т...ой губернии, что в этом месте он недавно, что с бароном они друзья - Рудин помогает ему в разного рода начинаниях, хотя сам в от-ставке. Статья, которую он привез, оказывается, толкует "об отношении промышленности к торговле в нашем отечестве". Пигасов язвительно интересуется тем, насколько эта стать-ся отвлеченного характера, добавляя, что абстрактные рассуж-дения - беда нынешнего времени и что надобно в первую оче-редь "подавать" факты. Рудин рассудительно отвечает, что "ба-рон в этом деле дилетант, но в его статье много справедливого и любопытного, потом в словесной перепалке с Пигасовым изящно ловит его на непоследовательности в суждениях, гово-рит, что "общие положения" также необходимы (приводит в качестве примера учение Коперника и законы Ньютона). На неуважительное замечание Пигасова об "образованности" Ру-дин отвечает, что "все эти нападения на системы, на общие рас-суждения и так дальше потому особенно огорчительны, что вме-сте с системами люди отрицают вообще знание, науку и веру в нее, стало быть, и веру в самих себя, в свои силы.... Скептицизм вечно отличался бесплодностью и бессилием.Скептицизм вечно отличался бесплодностью и бессилием... Если у челове-ка пет крепкого начала, в которое он верит, нет почвы, на кото-рой он стоит твердно, как он может вручить себе отчет в потребно-стях, значении и будущности своего народа?" Пигасов злится и отходит в сторону. Рудин говорит увлеченно, и вскоре только один его звук раздается в комнате. На всех присутствующих он производит сильное ощущение, так как никто не ожидал найти в нем че-ловека замечательного: он был так посредственно одет, о нем ходило так мало слухов. Дарья Михайловна про себя думает о том, как она оделит Рудина своими милостями, выведет в свет. На вопрос Рудина отчего он нападает на женщин, Пигасов от-вечает, что он "до всего человеческого рода небольшой охотник", а на вопрос, что могло ему вручить такое дурное MHeirae о людях, Пигасов заявляет, что причиной этому - изучение своего соб-ственного сердца, в котором он с каждым днем открывает все более и более дряни. Рудин говорит, что сочувствует Пигасову, замечает, что "какая благородная личность не испытала жажды са-моуничижения?" Пигасов отвечает, что благодарит за выдачу его душе "аттестата в благородстве", но он в этом не нужда-ется. Рудин начинает вещать о самолюбии, обосновывать, что са-молюбие - тот архимедов рычаг, которым движется личность, чтобы работать на всеобщее благо. Все его слушают. Один Пи-гасов стоит в стороне, потом уходит, но этого никто не замеча-ет. Более других были поражены гостем учитель Басистов и дочка Дарьи Михайловны, Наталья. Пандалевский играет выу-ченный этюд, Рудин говорит, что музыка напомнила ему вре-мя, проведенное в Германии. Оказывается, он провел год; в Гей-дельбёрге и приблизительно года в Берлине. На просьбу рассказать что-нибудь из студенческой жизни Рудин припоминает несколько случаев. Однако "в описаниях его недоставало красок. Он не умел смешить. Впрочем, Рудин от рассказов своих загранич- кых похождений скоро перешел к общим рассуждениям о зна-чении просвещения и науки, об университетах и жизни уни-верситетской вообще. Широкими и смелыми чертами набро-сал он громадную картину.Широкими и смелыми чертами набро-сал он громадную картину. Все слушали его с глубоким внима-нием. Он говорил мастерски, увлекательно, не совсем ясно... но самая эта неясность придавала особенную прелесть его речам. Обилие мыслей мешало Руднну выражаться определительно и точно. Образы сменялись образами; сравнения, то неожиданно смелые, то поразительно верные, возникали за сравнениями... Все мысли Рудина казались обращенными в будущее; это при-давало им что-то стремительное и молодое". После окончания вечера все между собой говорят о Рудине, а Наталья не может ночью забыться сном. На прочий день Рудина приглашает к себе Дарья Михаилов-на. Она разговаривает с ним, пускается в воспоминания. Одна-ко, рассказывая о людях, с которыми она зналась, Дарья Ми-хайловна неизбежно переходила на себя. "О каком бы лице ни заговорила Дарья Михайловна, на первом плане оставалась все-таки она, она одна, а то лицо как-то скрадывалось и исчезало. Зато Рудин узнал в подробностях, что именно Дарья Михай-ловна говорила такому-то известному сановнику, какое она имела влияние на такого-то знаменитого поэта. Судя по рас-сказам Дарьи Михайловны, можно было помыслить, что все за-мечательные люди последнего двадцатипятилетня только о том и мечтали, как бы повидаться с ней, как бы снискать ее распо-ложение". О Пигасове Рудин отзывается как о человеке неглу-пом, но замечает, что "в отрицании полном и всеобщем - нет благодати. Отрицайте все, и вы легко можете прослыть за ум-ницу: эта уловка известная. Добродушные люди в данный момент готовы заключить, что вы стоите выше того, что отрицаете: А это часто неправда. Во-первых, во всем можно сыскать пятна, а во-вто-рых, если вы более того и дело говорите, вам же хуже: ваш ум, на-правленный на одно отрицание, бледнеет, сохнет... Порицать, бранить имеет право только тот, кто любит".
Дарья Михайловна, говоря о соседях, с похвалой отзывает-ся о Михаиле Михайловиче Лежневе, Рудин говорит, что знал его прежде. В это пора докладывают, что приехал Лежнев (у него дело с Дарьей Михайловной по размежеванию). Ласунс-кая представляет ему Рудина, тот холодно с ним здоровается, а на замечание Рудина, что они совместно учились в Германии, от-вечает, что "мы и после встречались".Ласунс-кая представляет ему Рудина, тот холодно с ним здоровается, а на замечание Рудина, что они совместно учились в Германии, от-вечает, что "мы и после встречались". На упреки Ласунской, что он редко ездит к ней, Лежнев отвечает, что не принадлежит к их кругу, а кроме того, он "не любит стеснять себя", что, мол, у него и фрака порядочного нет, и перчаток нет. Сказав, что ус-ловия размежевания обсуждены и утверждены, Лежнев проща-ется и уезжает, несмотря на уговоры остаться. После его ухода Рудин говорит о нем, что он "болен той же болезнью", что и Пигасов - "желаньем быть оригинальным. Тот прикидывается Мефистофелем, тот самый - циником. Во всем этом много эгоизма, много самолюбия и мало истины, мало любви. Ведь это тоже своего рода расчет: надел на себя человек маску равнодушия и лени, авось, мол, кто-нибудь подумает: вот человек, сколько талантов в себе погубил! А поглядеть попристальнее - и та-лантов-то в нем никаких нет". Дочь Дарьи Михайловны, Наталья, "училась прилежно, чи-тала и работала охотно. Она чувствовала сильно и сильно, но тайно... Черты ее лица были красивы и правильны, хотя слиш-ком велики для семнадцатилетней девушки". На прогулке Наталья сталкивается с Рудиным, они идут совместно в сад. Рудин говорит с пей о поэзии, заявляет, что по-эзия не только в стихах, она разлита везде кругом. На вопрос, сколько Рудин намерен оставаться в этих местах, он отвечает, что "все лето, осень, а может быть, зиму", говорит, что он чело-век небогатый, дела его расстроены, а кроме того, ему надоело "таскаться с места на место". Наталья удивляется таким сло-вам, говорит, что Рудин с его талантами должен "трудиться, ста-раться быть полезным". Тот отвечает, что он бы рад, да "где най-ти искренние, сочувствующие души?" Тем не менее, он благо-дарит Наталью, заявляет, что ее слово напомнило ему его задолженность, его дорогу, что он должен совершать, а не растрачивать свои силы на пустую, бесполезную болтовню. "И слова его полились рекою. Он говорил прекрасно, горячо, убедительно - о позоре малодушия и лени, о необходимости совершать дело.Он говорил прекрасно, горячо, убедительно - о позоре малодушия и лени, о необходимости совершать дело. Он осыпал самого себя упреками, доказывал, что рассуждать наперед о том, что хочешь сделать так же плохо, как накалывать булавкой на-ливающийся плод... Он говорил продолжительно и окончил тем, что ещё раз поблагодарил Наталью Алексеевну". На прощание Рудин позволяет себе вольность - пожимает Наталье руку. По пути к дому они встречаются с Волынцевым, который видит переме-ну, произошедшую в Наталье за последние дни, и страдает от этого. Вернувшись к себе домой, Волынцев видит у своей сестры Лежнева. Александра Павловна просит брата, чтобы он помог убедить Лежнева в том, что Рудин - необычайно умный и крас-норечивый человек. Лежнев скептически отзывается о Рудине, Александра Павловна говорит, что его задевает превосходство Рудина. На это Лежнев, по настоянию Александры Павловны, рассказывает о прошлом Рудина (Лежнев хорошо знал Рудина раньше): "Родился он в Т...вс от местных помещиков. Отец его скоро умер. Он остался один у матери. Она была дама доб-рейшая и души в нем не чаяла: толокном одним питалась и все какие у нее были денежки употребляла на него. Получил он свое воспитание в Москве, сперва на счет какого-то дяди, а потом, когда он подрос и оперился, на счет одного богатого князька, с которым... сдружился. Потом он поступил в университет... уехал за рубеж. Из-за границы Рудип писал своей матери чрезвы-чайно редко и посетил ее всего один раз, дней на десять... Ста-рушка и скончалась без него, на чужих руках, но до самой смер-ти не спускала зрачок с его портрета... Добрая была дама и гостеприимная... потом я встретился с Рудиным за рубежом. Там к нему одна барыня привязалась из наших русских, синий чулок какой-то, уже немолодой и некрасивый, как оно и следу-ет синему чулку. Он довольно продолжительно с ней возился и, наконец, ее бросил... или нет, бишь, виноват: она его бросила". Л ипина упрекает Лежнева в том, что он представил факты в неприязненном свете, тот отвечает, что рад был бы поверить в то, что Рудин изменился.
На прочий день Рудин встречает Наталью, и они идут вмес-те прогуливаться на пруд.На прочий день Рудин встречает Наталью, и они идут вмес-те прогуливаться на пруд. Рудин рассуждает о любви, Наталья отвеча-ет ему, говорит, что дама способна на жертвенную любовь. Рудин говорит, что одобряет ее отбор (намекая на Волынце-ва), Наталья опровергает это, тогда Руднн говорит о своих соб-ственных чувствах. Наталья убегает, а Рудин по пути в жилье стал-кивается с Волынцевым, который стал невольным свидетелем всей сцены. За обедом разговор не клеится. Пигасов, обедав-ший в тот самый день у Дарьи Михайловны, начал вещать о том, что все люди делятся на две категории - куцых и длиннохвос-тых: "Куцыми бывают люди и от рождения, и по собственной вине. Куцым плохо: им ничего не удается - они не имеют само-уверенности. Но человек, у которого продолжительный пушистый хвост - счастливец. Он может быть и плоше и слабее куцего, да уверен в себе; распустит хвост - все любуются. И ведь вот что достойно удивления: ведь хвост совершенно бесполезная часть тела... а все судят о ваших достоинствах по хвосту". Ру-дии самоуверенно вставляет фразу о том, что похожее уже го- ворил Ларошфуко. Волынцев его перебивает, требует позволить каждому высказывать то, что он считает нужным и добавляет: "По-моему, нет хуже деспотизма так называемых умных лю-дей. Черт бы их побрал!" Под шумок Рудин назначает Наталье свидание. Пигасов тем временем пользуется молчаливостью Ру-дина и развивает идеи о том, что "ничего не может быть легче, как влюбить в себя какую угодно женщину: стоит только по-вторять ей десять дней сряду, что у ней. в устах рай, а в очах блаженство и что остальные женщины перед ней простые тряп-ки, и на одиннадцатый день она сама скажет, что у ней в устах , рай и в очах блаженство, и полюбит вас". , м Вечером Наталья приходит на свидание к Рудину. Он гово-рит, что любит ее. Наталья отвечает, что и ей кажется, что она любит. Рудин высокопарно говорит о своих чувствах. В это вре-мя в беседке по соседству пребывает Пандалевский, который все слышит и решает довести до сведения Дарьи Михайловны. Волынцев, возвратившись домой, пребывает в мрачном на-строении.Волынцев, возвратившись домой, пребывает в мрачном на-строении. Он ждет Лежнева, с которым хочет посоветоваться, но вместо Лежнева вдруг появляется Рудин. Рудин пытается объясниться, он приехал к Волынцеву "как благородный человек к благородному человеку". Он говорит, что любит Наталью, а она его. Он высокопарно рассуждает о взаимопонимании и о том, что не хочет, чтобы Волыщев счи-тал его коварным человеком, так как он сам Волынцева глубо-ко уважает. Волынцев взбешен нежданным визитом Руднна, отвечает, что его уважение ему "ни к черту не нужно", отказы-вается пожать руку Рудина. Тот уезжает. Через некоторое вре-мя появляется Лежнев, которому Волынцев рассказывает о приезде Рудина, прибавляя, что он не понимает, "похвастаться, что ли, он хотел передо мной или струсил". Лежнев возражает, что "ты мне. не поверишь, а ведь он это сделал из хорошего по-буждения... Оно вишь ты, и благородно и откровенно, ну, да и поговорить представляется случай, красноречие в ход пустить; а ведь нам вот чего надобно, вот без чего мы существовать не в состоя-нии... Ох, язык его - противник его... Ну, зато же он и слуга ему". Рудин приезжает в усадьбу в мрачном настроении, жалеет, что ездил к Волынцеву. Появляется Дарья Михайловна, кото-рая очень холодно ведет себя с Рудиным, "от нее придворной дамой так и веяло", Рудин недоумевает, а через некоторое вре-мя получает записку от Натальи, в которой она назначает ему свидание.
Вечером Рудин приходит к пруду, у которого назначено сви-дание и с которым связано какое-то мрачное предание. Рудин ждет Наталью, бродит по плотине, пытаясь понять, действи-тельно ли он любит. "Никто так легко не увлекается, как бес-страстные люди". Появляется Наталья, пишет Рудину, что матери теперь все понятно - Пандалевский рассказал. Добав-ляет, что Дарья Михайловна объявила, что "она скорее согла-сится видеть меня мертвой, чем вашею женою,... что вы только так, от скуки приволокнулись за мной". Рудин приходит в вол-нение, начинает восклицать: "Это ужасно!", "Как мы несчаст-ливы!" и проч., упиваясь своим "несчастием" так же, как совсем недавно упивался "счастием"., упиваясь своим "несчастием" так же, как совсем недавно упивался "счастием". Наталья говорит, что ей нужен от него действенный совет, так как он мужчина. Рудин снова лишь восклицает, потом говорит, что надо покориться. Ната-лья плачет, упрекает Рудина, что все его слова - пустой звук, что она ответила матери, что "скорее умрет, чем выйдет замуж за другого", а он вместо применения своих слов о свободе, жер-твах и любви наделе, струсил и уговаривает ее покориться. Она благодарит Рудипа за урок, прощается, а напоследок просит "вперед взвешивать ваши слова, а не произносить их на ветер". Рудпи остается один, он произносит перед собой речь о том, что недостоин такой любви, с интересом прислушивается к само-му себе: чувствует ли он по-прежнему любовь, или она уже про-шла. Волынцев тем временем терзается, собирается побудить Ру-дина на дуэль или уехать куда-нибудь. Лежнев его успокаива-ет, предлагает совместно с сестрой лучше поехать в Малороссию "галушки есть". Внезапно Волынцеву приносят письмо от Ру-днна, в котором он пишет о своем отъезде, намекает на бла-городные причины, побудившие его это сделать. Долг (200 руб.) обещает послать позже. Лежнев саркастически замечает, что Рудин "почел за задолженность написать... У этих господ на каждом шагу задолженность, и все задолженность - да долги". Волынцев невольно восклицает: "А каковы он фразы отпускает!.. Он ошибся во мне: он ожидал, что я стану выше какой-то среды... Что за ахинея, господи! Хуже стихов!" Лежнев идет к Александре Павловне, предлагает вылезти за него замуж, та соглашается. Руднн тем временем (отправив письмо Волынцеву) взялся за другое письмо - Наталье. Перед этим его к себе пригласила Дарья Михайловна, которая была сильно раздражена тем, что "бедный, нечиновный и пока неизвестный человек дерзал на-значить свидание ее дочери". Но Рудин опережает события: благодарит Дарью Михайловну за гостеприимство, говорит, что ему надо уезжать. Ласунская его не задерживает. Долг (500 руб.) Рудин обещает непременно послать, как приедет в свою дерев- ню. Ласунская с ним холодно прощается, Рудин "теперь знал по опыту, как светские люди более того не бросают, а просто роняют человека, ставшего им ненужным: как перчатку после бала, как бумажку с конфетки, как нсвынгравшнй билет лотереи.Ласунская с ним холодно прощается, Рудин "теперь знал по опыту, как светские люди более того не бросают, а просто роняют человека, ставшего им ненужным: как перчатку после бала, как бумажку с конфетки, как нсвынгравшнй билет лотереи...". На-талья чурается Рудпиа, лишь один Басистов горюет по поводу его отъезда. Наконец Рудпн уезжает. Басистов провожает его, Рудин вворачивает "словцо", сравнивая себя с Дон Кихотом, выезжающим из дворца герцогини на широкую дорогу. Наталья читает письмо Рудина. В нем он просит у нее про-щения и пытается объяснить себя и свое поведение: "В течение моей жизни я сближался со многими женщинами и девушка-ми; но, встретясь с вами, я в первый раз встретился с душой совершенно честной и прямой. Мне это было не в привычку, и я не сумел оценить вас... Наши жизни могли слиться - и не сольются никогда. Как аргументировать вам, что я мог бы полюбить вас настоящей любовью - любовью сердца, не воображения, - ког-да я сам не знаю, способен ли я на такую любовь!.. Да, природа мне много дала; но я умру, не сделав ничего достойного сил моих, не оставив за собою никакого благородного следа... Мне недостает... я сам не могу сообщить, чего именно недостает мне... Мне недостает, вероятно, того, без чего так же нельзя двигать сердцами людей, как и овладеть женским сердцем; а господство над одними умами и непрочно и бесполезно. Странная, почти комическая моя судьба: я отдаюсь весь, с жадностью, полностью - и не могу отдаться. Я кончу тем, что пожертвую собой за какой-нибудь вздор, в который, более того верить не буду... Боже мой! в тридцать пять лет все ещё собираться что-нибудь сделать!" Да-лее Рудин дает несколько советов Наталье, так как "больше ни па что не годен", один из них таков: "Вы ещё молоды; но, сколь-ко бы вы ни жили, следуйте вечно внушениям вашего сердца, не подчиняйтесь ни своему, ни чужому уму". Письмо окончательно показало Наталье, что Рудин ее не любил. Поплакав, она сожгла письмо и пепел выкинула за окно.
Наталье скорбно, и более того становится стыдно за свою первую,такую нелепую любовь.Наталье скорбно, и более того становится стыдно за свою первую, такую нелепую любовь. На следующий день к Дарье Михай-ловне приезжает Волынцев, который крайне тактично и пре-дупредительно ведет себя с Натальей. Проходит два года. Александра Павловна вышла замуж за Лежнева, у них родился сын. Пигасов у них в гостях и сообщает новости. Дарья Михайловна пыталась сосватать Наталью за какого-то господина Корчагина, светского льва, чрезвычайно надутого и важного, но та заявила, что и слышать о нем не хо- чет. В результате она выходит за Волыицева, о чем и пишет Пигасов Лежневым. О Рудинс доходят какие-то смутные све-дения, что он приезжал в Москву, потом отправился с каким-то семейством в Симбирск, куда он делся дальше, неизвестно. Пигасов прибавляет, что Рудин не пропадет, "небось где-нибудь сидит и проповедует. Этот господин вечно найдет себе двух или трех поклонников, которые будут его слушать разиня рот и да-вать ему взаймы деньги". Пигасов рассказывает анекдот из жиз-ни Рудина, который слышал от знакомого Рудина, жившего с ним в Германии: "Беспрерывно развиваясь (эти господа все раз-виваются: другие, например, просто спят пли едят, - а они на-ходятся в моменте развития спанья или еды...). Итак, развива-ясь постоянно, Рудин дошел путем философии до того умозак-лючения, что ему должно втюриться. Начал он отыскивать предмет, достойный такого удивительного умозаключения. Фортуна ему улыбнулась. Познакомился он с одной францу-женкой, прехорошенькой модисткой. Дело происходило в од-ном немецком городе, на Рейне, заметьте. Начал он ходить к ней, носить ей разные книги, вещать ей о природе и о Гегеле. Можете представить себе положение модистки? Она принима-ла его за астронома. Однако, вы знаете, малый он из себя ниче-го; ну - иностранец, русский - понравился. Вот наконец на-значает он свидание, и очень поэтическое свидание: в гондоле на реке. Француженка согласилась: приоделась получше и по-ехала с ним в гондоле. Так они катались часа два. Чем же, вы думаете, занимался он все это время? Гладил француженку по голове, вдумчиво глядел в небо и несколько раз повторил, что чувствует к ней отеческую нежность.Чем же, вы думаете, занимался он все это время? Гладил француженку по голове, вдумчиво глядел в небо и несколько раз повторил, что чувствует к ней отеческую нежность. Француженка вернулась домой совершенно взбешенная..." Лежнев предлагает глотнуть по случаю помолвки Волынце-ва и Натальи и провозглашает тост за Рудина, так как благода-рен ему за то, что "мы все стали невыносимо рассудительны, равнодушны и вялы; мы заснули, мы застыли", а он их расше-велил. "Я упрекал его в холодности... и был неправ... Холодность эта у него в крови..., а не в голове. Он не актер, как я называл его, не надувало, не плут; он живёт на чужой счет не как проны-ра, а как ребенок... Он не сделает сам ничего именно потому, что в нем натуры, крови нет; но кто вправе сообщить, что он не принесет, не принес уже пользы? Что его слова не заронили много добрых семян в молодые души, которым природа не от-казала, как ему, в силе деятельности, в умении исполнять соб-ственные замыслы?.." Он пьет за самочувствие Рудина и прибавля-ет, что Пигасов, который ругает Рудина, во сто крат хуже его, так как когда служил, брал взятки ("Да ещё как!"), за что и был вынужден уйти в отставку. Далее следует описание, как Рудин в это пора путешеству-ет где-то на перекладных, в старом изношенном платье, пыта-ется получить на станции лошадей, по услышав, что в эту сто-рону лошадей нет, отправляется в Тамбов, куда они есть, так как ему совершенно все равно, куда ехать. Проходит ещё несколько лет. Лежнев по делам рекрутского набора приезжает из деревни в город. Там в гостинице он слу-чайно сталкивается с Рудиным. Теперь Рудин "человек высо-кого роста, почти совсем седой и сгорбленный". Лежнев зовет его с собой обедать. За обедом Рудин рассказывает все, что с ним случилось за эти годы. По словам Рудипа, он все это пора "душой скитался" и "в ком и в чем я не разочаровался!". Внача-ле он в Москве сошелся с каким-то очень богатым и странным человеком, в котором была всепоглощающая страсть к науке, хотя, по словам Рудина, "шла она к нему, как к корове седло". "Я, брат, не встречал бездарнее и бедней его природы". Рудин, тем не менее, поселился у него в имении.Рудин, тем не менее, поселился у него в имении. "Планы, брат, у меня были громадные: я мечтал о разных усовершенствованиях, но-вовведениях... Я навез с собою агрономических книг... правда, я до конца не прочел ни одной.... ну, и приступил к делу... Так я вот и бился два года. Дело продвигалось плохо, несмотря на все мои хлопоты. Начал я уставать, приятель мой надоедал мне, я стал язвить его, он давил меня, словно перина; недоверчивость его перешла в глухое раздражение, неприязненное чувство ох-ватывало нас обоих, мы уже не могли вещать ни о чем; он ис-подтишка, но беспрестанно старался аргументировать мне, что не под-чиняется моему влиянию... Я заметил наконец, что состою у господина помещика в качестве приживальщика по части ум-ственных упражнений". В один прекрасный день Рудин стано-вится свидетелем отвратительной сцены, характеризующей его приятеля неблизко не с лучше!i стороны, он собирается и уезжа-ет. Помыкавшись по разным местам, Рудин попал в секретари к "благонамеренному сановному лицу", потом решил сделать-ся "деловым человеком, практическим". Лежнев смеется и удив-ляется, как Рудин, с его умом, не смог понять, что не его дело - быть практическим человеком. Рудин объясняет, что в ту пору встретился с человеком, "удивительно ученым" - "проекты са-мые смелые, самые неожиданные так и кипели у него на уме. Мы соединились с ним и решились употребить свои силы на общеполезное дело". Приятель Рудина был беднее его, но, не-смотря на это, они решили реку в какой-то губернии сделать судоходной. Лежнев хохочет. По словам Рудииа, "начало испол-нения было. Мы наняли работников... ну, и приступили". Прав-да, тут же возникли препятствия: обладатели мельниц не могли их понять, без машины они с водой не могли справиться, а на машину не хватило финансов. Рудпн с приятелем бились, писали письма и циркуляры, пока Рудин на этом "не добил свой после-дит"! грош". Он уехал, а его приятель (по фамилии Куробеев) сделался в Сибири золотопромышленником. Рудпн верит в то, что его приятель рано пли поздно составит себе состояние.Рудпн верит в то, что его приятель рано пли поздно составит себе состояние. Пос-ле неудачи на "практическом" поприще Рудин решает, чтобы его ум и способности не пропали совсем без следа, учить подра-стающее поколение. Он сделался учителем русской словеснос-ти, три дня потратил на составление вступительной речи, кото-рая, по его словам, понравилась слушателям, хотя инспектор заметил: "Хорошо-с, только приподнято немножко, темновато, да и о самом предмете мало сказано". Две первых лекции Рудин при-носит написанными, а потом принимается "импровизировать". "Я читал гимназистам, как и студентам не вечно читают; слу-шатели мои выносили мало из моих лекций... факты я сам знал плохо", - признается он. Он ставил всем высшие баллы и к нему, по сто словам, ходили толпами. Тут против него началась "интрига", которую затеял учитель математики, сравнивавший его лекции с фейерверком и периодически ловивший его на элементарном незнании предмета. По словам Рудина, он (Ру-дпп) хотел коренных изменений в гимназии, которые надеялся провести через директора, чья благоверная попала под влияние Руди-на. Но директора "настраивают" против него, Рудин берется что-то обосновывать, выходит сцена, и он вынужден уйти в отставку. Рудин спрашивает Лежнева, почему с ним все так происходит, неужели он ни на что не годен, горюет, что всю свою жизнь ра-стратил на слова, а дел не было. Лежнев возражает, что и доб-рое слово - тоже дело. Затем добавляет, что Рудин вызывает в нем уважение, потому что не стал существовать приживальщиком у бо-гатого друга, в гимназии не стал подлаживаться под начальство п каждый раз жертвовал своими личными выгодами, не пускал корней в недобрую почву, какой бы она жирной ни была. Леж-нев говорит, что в Рудпне горит огонь любви к истине, кото-рым он зажег многих, с кем встречался на жизненном пути. Рудпн отправляется в свою деревню ("там что-то такое оста-лось"), напоследок приятели желают приятель другу добра и поют гимн студентов.
2G топя 1848 года, в Париже, когда уже восстание "нацио-нальных мастерских" было почти подавлено ("Парижская ком-мупа"), батальон линейного войска брал баррикаду, с которой отходили повстанцы.2G топя 1848 года, в Париже, когда уже восстание "нацио-нальных мастерских" было почти подавлено ("Парижская ком- мупа"), батальон линейного войска брал баррикаду, с которой отходили повстанцы. Внезапно на баррикаде появляется высо-кий человек в старом сюртуке, подпоясанный красным шарфом, соломенной шляпой на седых растрепанных волосах. "В одной руке он держал красное полотнище стяга, в прочий - кривую и тупую саб-лю и кричал что-то напряженным, тонким голосом, карабкаясь кверху и помахивая и знаменем и саблей..." Один из стрелков прицеливается и стреляет. Пуля попадает человеку в сердце, он "выронил полотнище стяга - и, как мешок, повалился лицом вниз". Один из убегавших говорит другому, что "поляка" убили. Этим "поляком" был Дмитрий Рудин. I

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Тургенев И.С. Записки охотника: Хорь и Калиныч. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Тургенев И.С. Произведение "Записки охотника: Хорь и Калиныч"

Рассказ начинается рассуждением автора о том, чем и как различаются люди, живущие в Орловской губернии и Калужс-кой. "Орловский мужик невелик ростом, сутуловат, угрюм, гля-дит изподлобья, живет в дрянных осиновых избенках, ходит па барщину, торговлей не занимается, ест плохо, носит лапти; Ка-лужский оброчный мужик обитает в просторных сосновых из-бах, высок ростом, глядит смело, весело, лицом чист и бел, тор-гует маслом и дегтем и по праздникам ходит в сапогах". Срав-нивается внешний вид селений (также не в пользу Орловский деревни). В смысле охоты Калужская губерния также луч-ше. В качестве охотника посещая Жиздринский уезд, автор по-знакомился с одним калужским помещиком - Полутыкиным. Помещик был чудаковатый, имел свои некоторые слабости, но отличался гостеприимством. В первый же день он пригласил автора переночевать к себе в имение. Однако до имения было вдали, поэтому первоначально Полутыкин предложил заглянуть к Хорю, одному из своих мужиков. Помещик с гостем отправляются на выселки, но Хоря не оказывается дома. Они видят лишь избу, в которой нет ничего лишнего (есть лишь образ, лампадка, необ-ходимая мебель). В избе находятся шестеро детей Хоря разных возрастов. Не дождавшись хозяина, гости уезжают. За ужином автор спрашивает Полутыкина, почему Хорь у него живет от-дельно, и тот рассказывает, что примерно 25 лет назад жилье Хоря в деревне сгорел, и он пришел к отцу Полутыкииа с просьбой переселить его па болото, на выселки, пообещав за такое разре-шение платить хороший оброк. Полутыкии-старший согласил-ся и положил Хорю оброку 50 рублей. Тот повёл хозяйство как подобает, разбогател и теперь платит уже целых 100 рублей оброку. Полутыкин сказал, что он более того собирается "еще наки-нуть". Полутыкин неоднократно предлагал Хорю откупиться, по тот отказывался, ссылаясь на то, что у него якобы нет де-нег. На следующий день автор с Полутыкиным опять отправля-ются на охоту. Полутыкин заглядывает в одну из изб и берёт с собой мужика, Калиныча, крестьянина лет сорока, высокого, худого.Полутыкин заглядывает в одну из изб и берёт с собой мужика, Калиныча, крестьянина лет сорока, высокого, худого. Калиныч, как о нем отзываются все в округе, очень доб-рый человек. Он крайне заботливо относится к своему хозяи-ну, присматривая за ним, как "за малым дитем", уважительно - к гостю "прислуживая ему, но без раболепства". В полдень, когда жара становится особенно сильной, Калиныч отводит их к себе на пасеку, угощает свежим медом. За разговором Полутыкип пишет автору, что хотя Калиныч добрый, услужливый и щедрый мужик, все же содержать хозяйств в исправности не может, так как Полутыкин его все пора отвлекает, то берет с собой на охоту, то по другим нуждам. На следующий день Полутыкии уезжает по делам в городишко. Автор один идет на охоту, а на обратном пути заворачивает к Хорю. На пороге избы его встречает старик - лысый, низкого роста, плечистый. Это был Хорь. Автору он напоминает Сокра-там "такой же рослый шишковатый лоб, такие же маленькие глазки, такой же курносый нос". Беседуя с Хорем о разных пред-метах (о посеве, об урожае, о крестьянском быте), автор отме-чает, что тот "себе на уме". Так, например, на вопрос, почему он не откупится от барина, Хорь не отвечает напрямую, но совместно с тем дает понять, что за барином ему спокойнее, так как он "сво-его барина знает, и оброк свой знает". Ночевать автор остается на сеновале у Хоря, а утром, за завтраком, отмечает, что все в семье Хоря народ рослый, здоровый. Автор удивляется, поче-му все дети, более того взрослые, со своими собственными семьями, живут совместно с Хорем. Тот отвечает, что никого не неволит, что "сами хотят, так и живут". Лишь один его сын не женат, Федя. Хорь пытается уговорить сына жениться, а на вопрос Феди, за-чем ему жениться и "что в бабе хорошего", Хорь разъясняет. "Баба - работница, баба - мужику слуга". Внезапно к Хорю в гости приходит Калиныч. Он приносит в руках пучок полевой земляники и отдает его своему другу Хорю. Автор удивляется наличию в мужике таких "нежностей". Автор отправляется на охоту и попутно размышляет о двух, казалось бы, противоположных, но совместно с тем дополняющих товарищ друга характерах Хоря и Кадииыча.Автор отправляется на охоту и попутно размышляет о двух, казалось бы, противоположных, но совместно с тем дополняющих товарищ друга характерах Хоря и Кадииыча. Хорь был "человек по-ложительный, практический, административная башка, раци-оналист", Калиныч - напротив, принадлежал к числу "идеали-стов, романтиков, людей восторженных и мечтательных". Хорь понимал реальность, он обустроился, накопил финансов, ла-дил с барином и прочими властями. Калиныч ходил в лаптях и перебивался кое-как. Хорь расплодил большое семейство, по-корное и единодушное. У Калппыча была когда-то супруга, кото-рую он боялся, а детей не было совсем. Хорь насквозь видел гос-подина Полутыкина, Калнныч благоговел перед своим госпо-дином. Хорь говорил мало, посмеивался, был "себе на уме". Калииыч говорил с жаром, хотя "и не пел соловьем, как бойкий фабричный человек". У Калиныча были и некоторые достопн- ства, отсутствовавшие у Хоря (которые признавал и сам Хорь): например, он заговаривал кровь, испуг, бешенство, выгонял червей, пчелы ему давались. Хорь лично попросил Калнныча ввести в конюшню только что купленную лошадь, что тот и сде-лал. Калиныч как бы стоял ближе к природе, а Хорь - к людям и обществу. Калнныч не любил рассуждать и всему верил сле-по. Хорь возвышался более того до иронического взгляда на жизнь. Он много видел, много знал. Хорь проворно интересуется новым - узнав, что автор бывал за рубежом, он спрашивает о тамошних административных и государственных устоях, обычаях. Кали-ныч, напротив, больше интересовался описаниями природы, гор, водопадов. Автор делает вывод, что "Петр Великий был по преимуществу русский человек, русский именно в своих пре-образованиях. Русский человек так уверен в своей силе и кре-пости, что он не прочь и поломать себя. Он мало занимается своим прошедшим и смело глядит вперед. Что хорошо - то ему и правится, что разумно - того ему и подавай, а откуда оно идет, - ему все равно. Его здравый смысл охотно подтрунит над сухопарым немецким рассудком; но немцы, по словам Хоря, лю-бопытный народец, и поучиться у них он готов". Несмотря на обширные знания и эрудицию, Хорь, в отличие от Калиныча, читать не умел. Баб Хорь презирал "от глубины души" и "в ве-селый час тешился и издевался над ними".Баб Хорь презирал "от глубины души" и "в ве-селый час тешился и издевался над ними". Хорь часто подтру-нивал над Калинычем, что он не умеет существовать и что более того сапог не может стребовать себе с хозяина. Калиныч обладал хорошим голосом и часто пел. Хорь охотно подпевал ему. У Калиныча на пасеке было очень чисто (иначе пчелы бы существовать не стали), Хорь особой чистоты не придерживался. Хорь интересуется, есть ли у автора вотчина, и когда тот отвечает, что есть, но он там не живет, а "больше с ружьишком пробавляется", Хорь говорит "ну и правильно, батюшка делаешь. Стреляй себе на самочувствие тете-ревов да старосту меняй почаще".

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Стерн Л. Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Стерн Л. Произведение "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена"

В начале повествования рассказчик предупреждает читателя, что в своих заметках не будет придерживаться никаких правил создания литературного произведения, не будет соблюдать законы жанра и придерживаться хронологии.

Тристрам Шенди появился на свет пятого ноября 1718 г., но злоключения его, по своему его утверждению, начались ровно девять месяцев назад, во час зачатия, так как матушка, знающая о необыкновенной пунктуальности отца, в самый неподходящий момент осведомилась, не забыл ли он завести часы. Герой несладко сожалеет, что родился "на нашей шелудивой и злосчастной земле", а не на Луне или, скажем, на Венере. Трисграм подробно рассказывает о своей семье, утверждая, что все Шенди чудаковаты. Много страниц он посвящает своему дяде Тоби, неутомимому вояке, странностям которого положило начало ранение в пах, полученное им при осаде Намюра. Этот джентльмен четыре года не мог оправиться от своей раны. Он раздобыл карту Намюра и, не вставая с постели, разыгрывал все перипетии роковой для него битвы. Его слуга Трим, бывший капрал, предложил хозяину отправиться в деревню, где тот владел несколькими акрами земли, и на местности возвести все фортификационные сооружения, при наличии которых дядюшкино увлечение получило бы более широкие возможности.

Шенди описывает историю своего появления на свет, обращаясь при этом к брачному контракту своей матери, по условиям которого ребенок непременно должен родиться в деревне, в поместье Шендихолл, а не в Лондоне, где помощь роженице могли бы оказать опытные врачи. Это сыграло большую роль в жизни Тристрама и, в частности, отразилось на форме его носа. На каждый случай отец будущего ребенка приглашает к жене деревенского доктора Слона. Пока происходят роды, трое мужчин — отец Шенди Вильям, дядя Тоби и врач сидят внизу у камина и рассуждают на самые различные темы. Оставляя джентльменов беседовать, рассказчик снова переходит к описанию чудачеств членов его семейства. Отец его придерживался необычайных и эксцентричных взглядов на десятки вещей.Отец его придерживался необычайных и эксцентричных взглядов на десятки вещей. Например, испытывал пристрастие к некоторым христианским именам при полном неприятии других. Особенно ненавистным для него было имя Тристрам. Озаботившись предстоящим рождением своего отпрыска, почтенный джентльмен участливо изучил литературу по родовспоможению и убедился в том, что при обычном способе появления на свет страдает мозжечок ребенка, а именно в нем, по его мнению, расположен "главный сенсорий или главная квартира души". Таким образом, он видит наилучший выход в кесаревом сечении, приводя в пример Юлия Цезаря, Сципиона Африканского и других выдающихся деятелей. Жена его, однако, придерживалась другого мнения.

Доктор Слоп послал слугу Обадию за медицинскими инструментами, но тот, боясь их растерять по дороге, так крепко завязал мешок, что, когда они понадобились и мешок был наконец развяан, в суматохе акушерские щипцы были наложены на руку дяди Тоби, а его брат порадовался, что первый опыт был произведен не на головке его ребенка.

Отвлекаясь от описания многотрудного своего рождения, Шенди возвращается к дядюшке Тоби и укреплениям, возведенным сообща с капралом Тримом в деревне. Гуляя со своей подружкой и показывая ей эти замечательные сооружения, Трим оступился и, потянув за собой Бригитту, всей тяжестью упал на подъемный мост, который тут же развалился на куски. Целыми днями дядюшка размышляет над конструкцией нового моста. И когда Трим вошел в комнату и сказал, что врач Слип занят на кухне изготовлением моста, дядя Тоби вообразил, что речь идет о разрушенном военном объекте. Каково же было горесть Вильяма Шенди, когда выяснилось, что это "мост" для носа новорожденного, которому врач своими инструментами расплющил его в лепешку. В связи с этим Шенди размышляет о размерах носов, так как догмат о преимуществе длинных носов перед короткими укоренялся в их семействе на протяжении трех поколений. Отец Шенди читает классических авторов, упоминающих о носах. Здесь же приводится переведенная им повесть Слокенбергия. В ней рассказывается о том, как в Страсбург однажды прибыл на муле незнакомец, поразивший всех размерами своего носа.В ней рассказывается о том, как в Страсбург однажды прибыл на муле незнакомец, поразивший всех размерами своего носа. Горожане спорят о том, из чего он произведен, и стремятся дотронуться до него. Незнакомец опубликовывает, что побывал на Мысе Носов и раздобыл там один из самых выдающихся экземпляров, какие когда-либо доставались человеку. Когда же поднявшаяся в городе суматоха закончилась и все улеглись в свои постели, царица Маб взяла нос чужеземца и разделила его на всех обитателей Страсбурга, в результате чего Эльзас и стал владением Франции.

Семейство Шенди, боясь, что новорожденный отдаст Богу душу, спешит его окрестить. Отец выбирает для него имя Трисмегист. Но служанка, несущая ребенка к священнику, забывает такое трудное слово, и ребенка по ошибке нарекают Тристрамом. Отец в неописуемом горе: как понятно, это имя было особенно ненавистно для него. Вместе с братом и священником он едет к некоему Дидию, авторитету в области церковного права, чтобы посоветоваться, нельзя ли изменить ситуацию. Священнослужители спорят между собой, но в конце концов приходят к выводу, что это невозможно.

Герой получает письмо о смерти своего старшего брата Бобби. Он размышляет о том, как переживали смерть своих детей разные исторические личности. Когда Марк Туллий Цицерон потерял дочка, он несладко оплакивал её, но, погружаясь в мир философии, находил, что столько прекрасных вещей можно сообщить по поводу смерти, что она доставляет ему радость. Отец Шенди тоже был склонен к философии и красноречию и утешал себя этим.

Священник Йорик, приятель семьи, давнехонько служивший в этой местности, посещает отца Шенди, который жалуется, что Тристраму трудно дается исполнение религиозных обрядов. Они обсуждают вопрос об основах отношений между отцом и сыном, по которым отец приобретает право и политическая элита над ним, и проблему дальнейшего воспитания Тристрама. Дядя Тоби рекомендует в гувернеры молодого Лефевра и рассказывает его историю. Однажды вечером дядя Тоби сидел за ужином, как вдруг в комнату вошел хозяин деревенской гостиницы.Однажды вечером дядя Тоби сидел за ужином, как вдруг в комнату вошел хозяин деревенской гостиницы. Он попросил стакан-другой вина для одного бедного джентльмена, лейтенанта Лефевра, который занемог несколько дней назад. С Лефевром был сын лет одиннадцати-двенадцати. Дядя Тоби решил навестить джентльмена и узнал, что тот служил с ним в одном полку. Когда Лефевр умер, дядя Тоби похоронил его с воинскими почестями и взял опеку над мальчиком. Он отдал его в общественную школу, а далее, когда молодой Аефевр попросил позволения попытать счастья в войне с турками, вручил ему шпагу его отца и расстался с ним как с собственным сыном. Но молодого человека стали преследовать неудачи, он потерял и самочувствие, и службу — все, кроме шпаги, и вернулся к дяде Тоби. Это случилось как раз тогда, когда Тристраму искали наставника.

Рассказчик ещё возвращается к дяде Тоби и рассказывает о том, как дядя, всю жизнь боявшийся женщин — отчасти из-за своего ранения, — влюбился во вдову миссис Водмен.

Тристрам Шенди отправляется в путешествие на континент, по пути из Дувра в Кале его мучает морская болезнь. Описывая достопримечательности Кале, он называет городишко "ключом двух королевств". Далее его путь следует через Булонь и Монтрей. И если в Булони ничто не привлекает внимания путешественника, то единственной достопримечательностью Монтрея оказывается дочка содержателя постоялого двора. Наконец Шенди прибывает в Париж и на портике Лувра читает надпись: "В мире нет подобного народа, ни один народ не имеет города, равного этому". Размышляя о том, где быстрее ездят — во Франции или в Англии, он не может удержаться, чтобы не рассказать анекдот о том, как аббатиса Андуейтская и юная послушница Маргарита путешествовали на воды, потеряв по дороге погонщика мулов.

Проехав несколько городов, Шенди попадает в Лион, где собирается осмотреть механизм башенных часов и посетить Большую библиотеку иезуитов, чтобы ознакомиться с тридцатитомной историей Китая, признавая при этом, что равно ничего не понимает ни в часовых механизмах, ни в китайском языке. Его внимательность также привлекает гробница двух любовников, разлученных жестокими родителями.Его внимательность также привлекает гробница двух любовников, разлученных жестокими родителями. Амандус взят в плен турками и отвезен ко двору марокканского императора, где в него влюбляется принцесса и томит его двадцать лет в тюрьме за любовь к Аманде. Аманда же в это час, босая и с распущенными волосами, странствует по горам, разыскивая Амандуса. Но однажды ночью случай приводит их в одно и то же час к воротам Лиона. Они бросаются приятель другу в объятия и падают мертвыми от радости. Когда же Шенди, расстроганный историей любовников, добирается до места их гробницы, дабы оросить её слезами, оказывается, что таковой уже не существует.

Шенди, желая внести последние перипетии своего вояжа в путевые заметки, лезет за ними в карман камзола и обнаруживает, что они украдены. Громко взывая ко всем окружающим, он сравнивает себя с Санчо Пансой, возопившим по случаю убытки сбруи своего осла. Наконец порванные заметки обнаруживаются на голове жены каретника в виде папильоток.

Проезжая через Аангедок, Шенди убеждается в активный непринужденности местных обитателей. Танцующие крестьяне приглашают его в свою фирму. "Проплясав через Нарбонну, Каркасон и Кастельнодарн", он берет перо, чтоб снова перейти к любовным похождениям дяди Тоби. Далее следует подробное описание приемов, с помощью которых вдова Водмен покоряет наконец его сердце. Отец Шенди, пользовавшийся славой знатока женщин, анонсирует наставительное письмо брату о природе женского пола, а капрал Трим, в этой же связи, рассказывает хозяину о романе своего брата с вдовой еврея-колбасника. Роман кончается оживленным разговором о быке слуги Обадии, и на вопрос матери Шенди: "Что за историю они рассказывают?" Йорик отвечает: "Про Белого Бычка, и одну из лучших, какие мне доводилось слышать".

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Салтыков-Щедрин М.Е. Господа ташкентцы. Картины нравов.. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Салтыков-Щедрин М.Е. Произведение "Господа ташкентцы. Картины нравов."

Вся книга построена на границе аналитического, гротескового очерка и сатирического повествования. Так что же это за креатура — ташкентец — и чего она жаждет? А жаждет она лишь одного — "Жрать!". Во что бы то ни было, ценою чего бы то ни было. И Ташкент превращается в страну, населенную вышедшими из РФ, за ненадобностью, ташкентцами. Ташкент пребывает там, где бьют по зубам и где имеет право гражданственности предание о Макаре, телят не гоняющем, то есть — везде. Ташкент существует и на родине, и за границею, а истинный Ташкент — в нравах и сердце человека. И хотя, с одной стороны, куда ни плюнь, везде у нас ташкентцы, с прочий — стать ташкентцем не так уж и просто. В большинстве случаев ташкентец — это дворянский сын, образование его классическое, причем испаряется оно немедленно по оставлении школьной скамьи, что отнюдь не мешает ташкентцу быть зодчим и дерзать, потому что не боги горшки обжигали.

Тут лицо повествующее переходит к своему личному опыту, вспоминает о своем воспитании в одном из военно-учебных заведений. Основы образования сводятся к следующему: в стране своих плодов цивилизации нет; мы должны их только передавать, не заглядываясь на то, что передаем. Для исполнения сего благородного дела герой направляется конечно же в Петербург, где попадает на прием к Пьеру Накатникову, своему бывшему однокашнику, лентяю и олуху, достигшему степеней известных. Тут проясняются основные принципы цивилизаторской деятельности: русский становой и русская телега; а главное — ташкентец получает в казначействе денежки на казенные просветительские нужды; садится в поезд и… приходит в себя то ли в Тульской, то ли в Рязанской губернии — без финансов, без вещей; ничего не помнит, кроме одного: "я пил…".

Ну что же, теперь хоть свои, российские губернии цивилизовать бы, если не удается это проделать с зарубежными. С этой поставленной задачей на клич генерала: "Ребята! с нами Бог!" — в летний Петербург, терзаемый наводнением (Петропавловская крепость, последний оплот, сорвалась с места и уже уплывала), собрались ташкентцы-старатели.С этой поставленной задачей на клич генерала: "Ребята! с нами Бог!" — в летний Петербург, терзаемый наводнением (Петропавловская крепость, последний оплот, сорвалась с места и уже уплывала), собрались ташкентцы-старатели.

Отбор годных шел по национально-вероисповедальному признаку: четыреста русских, двести немцев с русскими душами, тридцать три инородца без души и тридцать три католика, оправдавшихся тем, что ни в какую церковь не ходят. Начинается ассенизаторская работенка: пужают стриженых девиц на Невском проспекте; по ночам врываются в квартиры к неблагонамеренным, у которых водятся книги, бумага и перья, да и живут они все в гражданском браке. Веселье неожиданно прерывается, когда ташкентец по ошибке порет статского советника Перемолова.

Следующие экземпляры ташкентцев автор характеризует как относящихся к подготовительному разряду. Так, у Ольги Сергеевны Персияновой, интересной вдовы, упорхнувшей в Париж, растет сын Nicolas, чистая "куколка", которого воспитывают тетенька и дяденька с поставленной задачей сделать из него благородного человека. Как убеждается маменька, вернувшись восвояси и застав свою "куколку" в уже более-менее зрелом возрасте, поставленная проблема с успехом достигнута. Но в полной мере credo юного отпрыска разворачивается в имении Перкали, куда он приезжает на летние каникулы и где сходится с соседом, немногим старше него, Павлом Денисычем Мангушевым. Молодой ташкентец и с маменькой уже разворачивает свои лозунги и транспаранты: революций не делаю, заговоров не составляю, в тайные общества не вступаю, оставьте на мою долю хотя бы женщин!.. Нигилисты — это люди самые пустые и более того негодяи… нигде так спокойно не живется, как в РФ, лишь бы ничего не работать, и никто тебя не тронет… В фирмы же матереющего ташкентца, проповедующего, что они, помещики, должны оставаться на своем посту, оттачиваются, за обедом и возлияниями, за осмотром конюшни, и другие формулировки: наши русские более к полевым работам склонность чувствуют, они грязны, но за сохой — это очарование… Но каникулы кончаются, кое-как завершается и ненавистная учеба, маменька покупает экипаж, мебель, устраивает квартирку — "сущее гнездышко", откуда и раздается ташкентский грай, обращенный к неведомому врагу: "А теперь поборемся!.Нигилисты — это люди самые пустые и более того негодяи… нигде так спокойно не живется, как в РФ, лишь бы ничего не работать, и никто тебя не тронет… В фирмы же матереющего ташкентца, проповедующего, что они, помещики, должны оставаться на своем посту, оттачиваются, за обедом и возлияниями, за осмотром конюшни, и другие формулировки: наши русские более к полевым работам склонность чувствуют, они грязны, но за сохой — это очарование… Но каникулы кончаются, кое-как завершается и ненавистная учеба, маменька покупает экипаж, мебель, устраивает квартирку — "сущее гнездышко", откуда и раздается ташкентский грай, обращенный к неведомому врагу: "А теперь поборемся!.."

И на сцену вылетает новый тип ташкентца с этикеткой "палач". Персона эта — один из воспитанников закрытого учебного заведения для детей из небогатых дворянских семей, и действо разворачивается в конце 30-х гг. "Палачом" же Хлынова прозвали потому, что, узнав, что начальство собирается его отчислить за невиданную леность, он подал прошение об определении его в палачи куда угодно по усмотрению губернского правления. И правда, мера жестокости и силы у этого несчастного тупоумного невиданные. Соученики его трепещут и вынуждены делиться с ним провизией, учителя же, пользуясь тем, что Хлынов сам трепещет всякого начальства, измываются над ним нещадно. Единственный приятель Хлынова — Голопятов по прозвищу "Агашка". Вместе они стоически переносят еженедельные порки, совместно проводят рекреации, то нещадно мутузя приятель друга, то делясь опытом, кто из дядек как дерет; то впадая в унылое оцепенение, то распивая сивуху где-нибудь в темном углу. Родные вспоминают о Хлынове только перед началом летних каникул, тогда и забирают его в усадьбу, стоящую посередине села Вавилова.

Помимо отца и матери "Палача", Петра Матвеича и Арины Тимофеевны, там живут ещё два их сына-подростка, старый дедуля Матвей Никанорыч и братец Софрон Матвеич. Семейство подозревает, что дедуля где-то прячет свои денежки, следит за ним, да выследить ничего не может. За Петром Матвеичем держится слава лихого исправника, но из своих рейдов-налетов в жилище притащить он ничего не умеет. "Рви!" — наставляет Хлынов-старик Хлынова-отца. "…Я свои обязанности очень знаю!" — отвечает на это Петр Матвеич. "Палач" с радостью уезжал из дома в учебное заведение: уж пусть лучше чужие тиранят, чем свои. Но теперь он лелеет одну надежду — покончить с ненавистной учебой и устроиться на военную службу. За такое вольнодумие и непослушание папенька дерет его как сидорову козу. Экзекуция поражает всех домашних. "Палач" притворяется, будто и он удручен; на самом же деле с него как сгуся влага."Палач" притворяется, будто и он удручен; на самом же деле с него как с гуся влага. Вернувшись в учебное заведение, "Палач" узнает, что "Агашку" опекун отдает в полк. Дружества ради "Агашка" решает помочь приятелю. Вместе они дебоширят так, что через несколько недель их исключают. Радостные и возбужденные, они подбадривают приятель друга: "Не пропадем!"

Ташкентец из следующего очерка, по видимости, во всем противоположен "Палачу" и "Агашке". Миша Нагорнов — поздний сын статского советника Семена Прокофьевича и его супруги Анны Михайловны, с раннего детства и до своего вступления в самостоятельную жизнь постоянно, во всем и везде радовал и утешал родителей, наставников, учителей, товарищей. Чем более вырастал Миша, тем благонравней и понятливей он становился. В раннем детстве набожный, в школе постоянно первый ученик — и не почему-либо, а просто для него это было радостно и конечно. Судебная реформа по времени совпала с последними годами учебы Михаила Нагорнова. Молодые люди развлекаются тем, что представляют судебное совещание с присяжными, прокурором, адвокатом, судьями. Нагорного так и тянет пойти по адвокатской дорожке, денежной, блестящей, артистической, хотя он понимает, что солидней, да и благонадежней, с государственной точки зрения, прокурорская карьера. К тому же и отец категорически требует, чтобы сын стал государственным обвинителем. Легкость и доступность карьеры, обильный и сытный куш — все это отуманивает головы ещё не доучившихся ташкентцев. Рубль, выглядывающий из кармана наивного простеца, мешает им спать. Наконец сдан последний экзамен; будущие адвокаты и прокуроры, усвоившие уроки демагогии и беспринципности (лишь бы урвать свой тучный кусок), рассыпаются по стогнам Петербурга.

Герой последнего жизнеописания, Порфиша Велентьев, — ташкентец чистейшей воды, вся логика его воспитания и образования подводит его к совершенному умению из воздуха чеканить монету — он выступает автором проекта, озаглавленного так: "О предоставлении коллежскому советнику Порфирию Менандрову Велентьеву в товариществе с вильманстрандским первостатейным купцом Василием Вонифатьевым Поротоуховым в беспошлинную двадцатилетнюю эксплуатацию всех принадлежащих казне лесов для непременного оных, в течение двадцати лет, истребления".Герой последнего жизнеописания, Порфиша Велентьев, — ташкентец чистейшей воды, вся логика его воспитания и образования подводит его к совершенному умению из воздуха чеканить монету — он выступает автором проекта, озаглавленного так: "О предоставлении коллежскому советнику Порфирию Менандрову Велентьеву в товариществе с вильманстрандским первостатейным купцом Василием Вонифатьевым Поротоуховым в беспошлинную двадцатилетнюю эксплуатацию всех принадлежащих казне лесов для непременного оных, в течение двадцати лет, истребления". Отец Порфирия, Менандр, получил блестящее духовное образование, но пошел не в священники, а воспитателем в семью князя Оболдуй-Щетина-Ферлакур. Благодаря княгине пообтесался, а позже получил весьма выгодное место чиновника, облагающего налогами винокуренные заводы. Женился на троюродной племяннице княгини из захудалого грузино-осетинского рода князей Крикулидзевых. И до, и после женитьбы Нина Ираклиевна занималась спекуляцией на купле-продаже крестьян, отдаче их в солдаты, продаже рекрутских квитанций, покупке на своз душ. Но главными учителями Порфиши Велентьева в обретении наживательных навыков стали мнимые маменькины родственники, Азамат и Азамат Тамерланцевы. Они так ввинчиваются в обиход дома, семьи, что никакой метлой их потом вымести невозможно. Слуги их почитают за своих, Порфише они показывают фокусы с появлением-исчезновением монеток, ребяческий слабый отзвук их картежного шулерскою заработка. Другое потрясение молодого Велентьева — уроки политэкономии, которые он получает в своем учебном заведении. Все это заставляет его смотреть с презрением и свысока на наивные, по новейшим временам, усилия родителей. И уже Менандр Семенович Велентьев чует в сыне, с его наивнейшими способами накопления богатств, реформатора, который старый храм разрушит, новый не возведет и исчезнет.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Салтыков-Щедрин М.Е. История одного города. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Салтыков-Щедрин М.Е. Произведение "История одного города"

Беневоленский Феофнлакт Иринархович - градоначаль-ник, сменивший князя Микаладзе. При нем "благополучие глу-повцев... не только не нарушилось, но получило лишь пущее утверждение", так как Беневоленский фактически устранился от дел. Однако в отличие от Микаладзе он "чувствовал непрео-боримую наклонность к законодательству" и, невзирая на на-чальственный запрет, тайком издавал законы, хотя вообще-то, не слиш- ком обременительные для глуповцев и более того носившие коми-ческий характер ("Устав о добропорядочном пирогов печении"). Подумывал более того о сочинении конституции, хотя при этом уже проявилась его истинно градопачалышческая натура: "Слово "обязанности" он сознавал очень ясно, так что мог об этом пред-мете исписать целые дести бумаги, но "права" - что такое "пра-ва"?" Тем не менее, написанный им "Устав о свойственном гра-доправителю добросердечии" содержал крамольные, с точки зрения начальства, пункты: "Да памятует градоправитель, что одною строгостью... ни голода людского утолить, ни наготы че-дловеческой одеть не можно". И когда Беневоленский пытался Оправдываться тем, что "никогда глуповцы в столь тучном со-стоянии не были, как при нем", ему отвечали, что "правее бы он был, если б глуповцев совсем в отощание привел, лишь бы от издания нелепых своих строчек... воздержался". Некоторые детали жизнеописания Беневоленского имеют очевидное сходство с биографией видного деятеля начала цар-ствования Александра I - М.М.Сперанского, чья законотвор-ческая дело завершилась опалой и ссылкой. Бородавкнн Василиск Семенович - тип градоначальника, "у которого ноги во всякое пора готовы были бежать неведо-мо куда". "Вмещал... в себе" много крику. В его сочинении "Мыс-ли о градоначальническом единомыслии, атакжео градоначаль-ничсском единовластии и о прочем" отразились не столько более того его "идеалы", сколько повседневный обиход сто общения с обы-вателями, каждый из которых, по его убеждению, "всегда в чем-нибудь виноват": "Речь должна быть отрывистая, взор обещаю-щий дальнейшие распоряжения, походка неровная, как бы су-дорожная".В его сочинении "Мыс-ли о градоначальническом единомыслии, атакжео градоначаль-ничсском единовластии и о прочем" отразились не столько более того его "идеалы", сколько повседневный обиход сто общения с обы-вателями, каждый из которых, по его убеждению, "всегда в чем-нибудь виноват": "Речь должна быть отрывистая, взор обещаю-щий дальнейшие распоряжения, походка неровная, как бы су-дорожная". И хотя он жаловался, что руки у него связаны, и втихомолку сочинял устав "о нестеснении градоначальников законами", на самом деле ничем не стеснялся и, ведя войны "за просвещение", ходил на обывателей походом, разоряя дома и слободы. При всей фантастичности отдельных деталей (войс-ко Бородавкина состояло из оловянных солдатиков, лица ко-торых в соответствующий момент наливались кровью), у этих эпизодов была совершенно реальная историческая основа: насильственное введение картофеля, начиная ещё со времен Екатерины.
В "Губернских очерках" "озорник" брезгливо рассуждает о том, как "у них" (крестьян) все "тупо принимается": "у нас столько было tracas с этим картофелем! точно мы их в язычес-кую веру обращали". Каковы были "хлопоты" по обращению в картофельную "веру", видно из официального отчета по Вятс-кой губернии, вероятно известного служившему там Салтыко- ву: "Для приведения толпы в некоторое смущение глава администрации области велел вручить залп из 46 ружей. 30 человек были повержены на землю". Больше крестьяне не упорствовали, "убедившись, - как сказано в том же документе, - в пользу мер правительства к разведению сего овоща". Сравним с этим сказанное в бородав-кипском сочинении: "...Может случиться и так, что толпа, как бы окоченев в своей грубости и закоренелости, коснеет в ожес-точении. Тогда надлежит палить". Брудастый Демеитнй Варламович (Органчик) - глуповс-кий градоначальник. При первом же появлении "пересек уйму ямщиков" и ошеломил представлявшихся ему чиновников воз-гласом: "Не потерплю!" Ограничиваясь и в дальнейшем повто-рением этой единственной фразы, он поверг всех в ужас. Зага-дочность поведения Брудастого нашла неожиданное объясне-ние: у пего в голове был органчик, способный исполнять "не-трудные музыкальные пьесы" - "Раззорю!" и "Не потерплю!". Отвечая на упреки в "преувеличении", Щедрин писал: "Ведь не в том дело, что у Брудастого в голове оказался органчик, наи-грывавший романсы: "Не потерплю!" и "РаззорюГ, а в том, что есть люди, которых все существование исчерпывается этими двумя романсами.Отвечая на упреки в "преувеличении", Щедрин писал: "Ведь не в том дело, что у Брудастого в голове оказался органчик, наи-грывавший романсы: "Не потерплю!" и "РаззорюГ, а в том, что есть люди, которых все существование исчерпывается этими двумя романсами. Есть такие люди или нет?" Глуповцы - обитатели города, образ которого в первый раз по-явился в начале 1860-х гг. в очерках писателя Тлупов и глу-повцы" и Тлуповское распутство", запрещенных цензурой. Глу-повцы, как пояснил Щедрин в полемике с критиками книги, - это "народ исторический", то есть реальный, не идеализирован-ный, "люди, как и все другие, с тою только оговоркою, что при-родные их свойства обросли массой наносных атомов... Поэто-му о действительных "свойствах" и речи нет, а есть... только о наносных атомах". Эти "атомы" - пассивность, невежество, "на-чальстволюбие", забитость, легковерие, способность к вспыш-кам слепой ярости и жестокости - изображены сатириком в крайне гиперболизированном виде. Глуповец - "человек, ко-торому с изумительным постоянством долбят голову и кото-рый, разумеется, не может прийти к другому результату, кроме ошеломления". Проявление же иных "свойств" имеет для их об-ладателей самые трагические последствия. Судьбы Ионки Ко-зыря, автора книги "Письма к другу о водворении на земле доб-родетели", дворянского сына Ивашки Фарафонтьева, который был посажен на цепь и "умре" за "хульные слова", что "всем-де людям в еде равная потреба... и кто-де ест много, пускай делит-ся с тем, кто ест мало", учителя Липкина и других "вольнодум-цев" составляют глуповский "либеральный мартиролог". И только правление Угрюм-Вурчеева привело к тому, что и "ря-довые" глуповцы при всей своей забитости ощутили, что "да-лее дышать в этом воздухе невозможно".
Грустилов Эраст Андреевич - глуповский градоначальник, статский советник. "Друг Карамзина" (носит имя одного из первостепенных героев его "Бедной Лизы"). "Нежность и чувствитель-ность сердца" не мешала ему "довольно непринужденно распо-ряжаться казенною собственностью" во пора службы прови-антмейстером. При этом, взирая на солдат, евших черствый хлеб, Грустин проливал обильные слезы. Не стеснялся он и удовлетворять свое сластолюбие. В описании того, как имза-тем овладевает покаянное настроение, во многом фальшивое и деланное, есть определенное сходство с биографией Александ-ра I, который в конце жизни впал в мистицизм и потакал край-ним мракобесам.В описании того, как им за-тем овладевает покаянное настроение, во многом фальшивое и деланное, есть определенное сходство с биографией Александ-ра I, который в конце жизни впал в мистицизм и потакал край-ним мракобесам. Таковы возведение юродивых Парамоши и Яши в ранг философов и расправа с учителем Линкнным, у которого нашли книгу самого невиннейшего содержания. По-добные черты были присущи и царствованию Николая I, когда после европейских революции 1848 г. в Московском универси-тете был отменен курс философии, а логику и психологию чи-тал профессор богословия. Двоекуров Семен Константиныч - статский советник, при-сланный в Глупов градоначальником после истории с Орган-чиком и вызванной этим смуты. По иронической аттестации автора, "выказывал себя продолжателем того преобразователь-ного дела, которым ознаменовалось начало восемнадцатого сто-летия в России". Главным из его "преобразований" было введе-ние в употребление горчицы и лаврового листа; при этом он "розог не жалел". Ходатайствовал об учреждении в Глупове академии - не столько для распространения наук, сколько для их "рассмотрения". Послужил вдохновляющим примером для Бородавкина. Дунька-Толстопятая и Матренка-Ноздря - самозванки-гра-доначалышцы из простонародья, участницы "глуповского меж-доусобия". Заявляли, что не раз бывали у прежних градоначаль-ников "для лакомства". "Бесчинствовали несказанно": "сшиба-ли проходящим головы... ели младенцев" и т. п. Обезумев от ужаса, глуповцы сначала перебили массу народа, а потом уто-пили Матренку и осадили Дуньку, которая отчаянно обороня-лась, но была заедена клопами. Дю-Шарио Ангел Дорофеевнч - "виконт... французский вы-ходец". Отъевшись на должности градоначальника после бро-дячей эмигрантской жизни, "начал болтать и уже не переста- вал". Убеждении не имел и готов был разделить любое ради "лишнего четвертака". Начав как-то объяснять глуповцам пра-ва человека, "кончил тем, что объяснил права Бурбонов". Но в администрацию не вмешивался, что "обещало продлить благо-получие глуповцев без конца".Но в администрацию не вмешивался, что "обещало продлить благо-получие глуповцев без конца". Оказался девицею и был выс-лан за рубеж. Клемантннка де Бурбон - самозванка. Склонила солдат ме-стной инвалидной команды на свою сторону, поскольку ее отец был где-то градоначальником. После победы над своей пред-шественницей Палеологовой впала в беспробудное пьянство, была взята в плен новой претенденткой Лядоховской и содер-жалась в клетке на городской площади на потеху прохожим. Лядоховская Лнеля Алоизиевна (Нелька) - самозванка, ос-новывавшая свои претензии на том, что "тоже была как-то од-нажды призываема к градоначальнику". Свергла "девку Амаль-ку" (Штокфпш) и посадила ее в клетку, где уже содержалась Клемантннка де Бурбоп ("...к утру на прочий день в клетке ни-чего, кроме смрадных их костей, уже не было!" - повествует глуиовский летописец). При появлении новых самозванок, Дупыш-Толстопятой и Матренки-Ноздри, "под шумок" убра-лась восвояси.
Мнкаладзе Ксаверий Георгиевич - князь, "черкашенин, по-томок сладострастной княгини Тамары", "обольстительной на-ружности" и столь охочий "до женского пола, что увеличил глу-повскос народонаселение почти вдвое" и "умер от истощения сил". При этом он был из тех немногих градоначальников, при которых глуповцам удалось слегка перевести дух. Застав их в состоянии полного одичания ("перестали стыдиться, обросли шерстью и сосали лапы"), "изумленный" Мнкаладзе счел за благо "1) просвещение и сопряженные с оным экзекуции пре-кратить и 2) законов не издавать". Благодаря этому обитатели вскоре приняли человеческий облик. Макаладзе не только сам отличался учтивостью, но и полицейские при нем "настолько усовершенствовали свои манеры, что не всякого прохожего хва-тали за воротник". Разительный контраст между этой более чем скромной деятельностью и очевидными успехами "на том мир-ном пути, по которому чуть-чуть было не пошла глуповская цивилизация" при нем, Беневоленском и Прыще, иллюстриру-ет излюбленную мысль Щедрина о благотворности исчезнове-ния или хотя бы ослабления административного вмешательства в народную жизнь. Палеологова Ираида Лукинична - первая из самозванок, объявившихся после смятения, вызванного историей с Бруда- стым-Органчиком.Палеологова Ираида Лукинична - первая из самозванок, объявившихся после смятения, вызванного историей с Бруда- стым-Органчиком. Свои претензии основывала на своей "ис-торической" фамилии и на том, что ее покойный муж, винный пристав, однажды где-то временно исполнял обязанности гра-доначальника. Во главе трех солдат инвалидной команды зах-ватила казну и объявила себя градоначалыпщей. Осажденная следующей претенденткой, Клемантинкой де Бурбон, взорва-ла себя совместно с казной. В "Сказании о шести градоначалыш-цах" много деталей, сходных с событиями Смутного времени и дворцовыми переворотами в России XVIII в. Прыщ Иван Пантелеич - подполковник. По его собствен-ным словам, "в сражениях не бывал-с, но в парадах закален более того сверх пропорции". Состояния "изрядного" ("Командовал-с; ста-ло быть, не растратил, а умножпл-с"), прибыл в Глупов с "пла-ном кампании": "отдохнуть-с!" От всякого вмешательства в обы-вательские дела отказался, чем привел город к неслыханному по глуповским меркам изобилию: "хлеба уродилось столько, что, кроме продажи, осталось более того на свое употребле-ние". Однако непривычных к благоденствию обитателей настора-живали некоторые странности в поведении градоначальника ("...каждую ночь уходит спать на ледник" и т. п.). В конце кон-цов обнаружилось, что у П. фаршированная башка.
Угрюм-Бурчеев - в прошлом "прохвост" (просторечное ис-кажение слова "профос" - полковой палач, позднее - "пара-шечник", уборщик нечистот), назначенный глуповскнм градо-начальником за преданность: в подтверждение своей любви к начальнику отрубил себе палец. В значительной мере прототи-пом его служил фаворит Павла I, а далее и Александра I Л.А.Аракчеев. Выполняя стремление Александра создать военные поселения, он, как сказано в статье энциклопедического слова-ря Брокгауза и Ефрона, "повел дело круто, с беспощадною пос-ледовательностью, не стесняясь ропотом народа... Кроме угож-дения воле монаршей и исполнения требований службы, он ни-чем не стеснялся". Воспользовавшись деталями внешности Аракчеева и частично Николая I, сатирик создал гротескный образ "мрачного идиота", столь же гиперболизированный, как и упоминаемый портрет Угрюм-Бурчсева на фоне пустыни, "посреди которой стоит острог; сверху, вместо неба, нависла серая солдатская шинель.Воспользовавшись деталями внешности Аракчеева и частично Николая I, сатирик создал гротескный образ "мрачного идиота", столь же гиперболизированный, как и упоминаемый портрет Угрюм-Бурчсева на фоне пустыни, "посреди которой стоит острог; сверху, вместо неба, нависла серая солдатская шинель...". Герой имеет обыкновение спать на голой земле, есть сырое лошадиное мясо, часами маршировать в одиночку, подавая самому себе команды, и т. п. В его фигуре и поступках доведены до крайности "виртуозность прямолиней-ности", страсть к "нивелляторству" (уравнительности), готов-ность "взять в руки топор и, помахивая этим орудием творче- ства направо и налево, неуклонно шагать, куда глаза глядят", - черты, существующие в самых разных идеологических обличь-ях отчетливо тоталитаристского свойства - как современных писателю, так и более поздних. Некоторые картины разрушения старого Глупова при Уг-рюм-Бурчсеве ради возведения нового города, при всей своей фантастичности, кажутся пророческим предупреждением: "От зари до зари люди неутомимо преследовали задачу разруше-ния собственных жилищ, а на ночь укрывались в устроенных на выгоне бараках... Казалось, что рабочие силы Глупова сде-лались неистощимыми и что чем более заявляла себя бессты-жесть притязаний, тем растяжимее становилась сумма орудий, подлежащих се эксплуатации". Однако эта "бесстыжесть при-тязаний" дает осечку при попытке "мрачного идиота" "унять" реку, озадачившую и оскорбившую сто своим вольным течени-ем. По его приказу ее запрудили, породив у него мечты о "сво-ем собственном море" и выгодах, которые оно принесет (нео-жиданно напоминающие фантазии Порфирия Головлева). Од-нако река вскоре смыла преграду, и это становится символом конечного поражения всякого произвола над жизнью. Набира-ет силу и возмущение действиями градоначальника, таящееся в человеческих душах. История Угрюм-Бурчеева, а с ней и вся книга, завершается грозной картиной "не то ливня, не то смерча", гневно налетев-шего на Глупов:"раздался треск, и бывший прохвост моменталь-но исчез, словно растаял в воздухе".История Угрюм-Бурчеева, а с ней и вся книга, завершается грозной картиной "не то ливня, не то смерча", гневно налетев-шего на Глупов:"раздался треск, и бывший прохвост моменталь-но исчез, словно растаял в воздухе". Остается загадкой, аллего-рическая ли это картина сокрушительного народного бунта или катастрофа, ниспосланная самой природой, которой Угрюм-Бурчеев бросил безрассудный вызов, посягнув на "извечное, не-рукотворное". Обращает на себя чуткость то, что на звучав-шую с напыщенной торжественностью фразу о начале схватки Угрюм-Бурчеева с рекой: "Борьба с природой восприяла нача-ло" - откликается чеканный финал главы, звучащий как апо-калипсический итог градоначальнических деяний: "История прекратила течение свое". Фердыщенко Петр Петрович - бригадир, бывший денщик князя Потемкина. Сначала глуповцы при его правлении "свет узрили", поскольку Фердыщенко по своей простоте целых шесть лет "ни во что не вмешивался". Однако потом "сделался деятелен" и вошел во вкус, беззастенчиво утоляя свои алчность и лгобострастие. С недовольством же глуповцев, вызванным го-лодом и пожарами, "справлялся", выпрашивая у начальства вместо хлеба воинскую команду. Его путешествия из конца в конец по городскому выгону в сумасбродной надежде, что от этого "утучнятся поля, прольются многоводные реки, поплы-вут суда, процветет скотоводство, объявятся пути сообщения", - это злая пародия на торжественные поездки но стране царя и других "высоких особ" (начиная со знаменитого путешествия Екатерины II в Крым, когда на ее пути возводились декоратив-ные деревни, получившие прозвище потемкинских).

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Руссо Ж. Юлия или Новая Элоиза. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Руссо Ж. Произведение "Юлия или Новая Элоиза"

"Я наблюдал нравы своего времени и выпустил в свет эти письма", — анонсирует автор в "Предисловии" к настоящему философско-лирическому роману.

Маленький швейцарский городишко. Образованный и чувствительный разночинец Сен-Пре, словно Абеляр, влюбляется в свою ученицу Юлию, дочка барона д'Этанж. И хотя суровая участь средневекового философа ему не грозит, он знает, что барон никогда не согласится выдать дочка за человека неродовитого.

Юлия отвечает Сен-Пре столь же пылкой любовью. Однако воспитанная в строгих правилах, она не мыслит себе любви без брака, а брак — без согласия родителей. "Возьми суетную верх, приятель мой, мне же оставь честь. Я готова стать твоей рабой, но существовать в невинности, я не хочу покупать господство над тобой ценою своего бесчестия", — анонсирует Юлия возлюбленному. "Чем более я тобою очарован, тем возвышеннее становятся мои чувства", — отвечает он ей. С каждым днем, с каждым письмом Юлия все сильнее привязывается к Сен-Пре, а он "томится и сгорает", огонь, текущий по его жилам, "ничто не может ни потушить, ни утолить". Клара, кузина Юлии, покровительствует влюбленным. В её присутствии Сен-Пре срывает с уст Юлии восхитительный поцелуй, от которого ему "никогда не исцелиться". "О Юлия, Юлия! Ужели союз наш невозможен! Ужели наша жизнь потечет врозь и нам суждена вечная разлука?" — восклицает он.

Юлия узнает, что отец определил ей супруга — своего давнего друга, господина де Вольмара, и в отчаянии призывает к себе возлюбленного. Сен-Пре уговаривает девушку бежать с ним, но она отказывается: её побег "вонзит кинжал в материнскую грудь" и "огорчит лучшего из отцов". Раздираемая противоречивыми чувствами, Юлия в порыве страсти становится любовницей Сен-Пре, и тут же скорбно сожалеет об этом. "Не понимая, что я творю, я выбрала собственную погибель. Я обо всем забыла, думала только о своей любви. Я скатилась в бездну позора, откуда для девушки нет возврата", — доверяется она Кларе. Клара утешает подругу, напоминая ей о том, что терпила её принесена на алтарь чистой любви.Клара утешает подругу, напоминая ей о том, что терпила её принесена на алтарь чистой любви.

Сен-Пре страдает — от страданий Юлии. Его оскорбляет раскаяние любимой. "Значит, я достоин лишь презрения, если ты презираешь себя за то, что соединилась со мной, если радость моей жизни для тебя — мучение?" — вопрошает он. Юлия, наконец, признает, что только "любовь является краеугольным камнем всей нашей жизни". "Нет на свете уз целомудреннее, чем узы истинной любви. Только любовь, её божественный огонь может очистить наши природные наклонности, сосредоточивая все помыслы на любимом предмете. Пламя любви облагораживает и очищает любовные ласки; благопристойность и порядочность сопровождают её более того на лоне сладострастной неги, и лишь она умеет все это сочетать с пылкими желаниями, однако не нарушая стыдливости". Не в силах долее бороться со страстью, Юлия призывает Сен-Пре на ночное свидание.

Свидания повторяются, Сен-Пре счастлив, он упивается любовью своего "неземного ангела". Но в обществе неприступная красавица Юлия нравится многим мужчинам, и в том числе знатному английскому путешественнику Эдуарду Бомстону; милорд постоянно возносит ей хвалы. Как-то раз в мужской фирмы разгоряченный вином сэр Бомстон особенно пылко говорит о Юлии, что вызывает резкое неудовольствие Сен-Пре. Любовник Юлии вызывает англичанина на дуэль.

Влюбленный в Клару господин д'Орб рассказывает о случившемся даме своего сердца, а та — Юлии. Юлия умоляет возлюбленного отказаться от поединка: англичанин — опасный и мрачный противник, к тому же в глазах общества Сен-Пре не имеет права выступать защитником Юлии, его поведение может бросить тень на нее и раскрыть их тайну. Юлия анонсирует также сэру Эдуарду: она признается ему, что Сен-Пре — её любовник, и она "обожает его". Если он убьет Сен-Пре, он убьет сразу двоих, потому как она "и дня не проживет" после гибели возлюбленного.

Благородный сэр Эдуард при свидетелях приносит свои извинения Сен-Пре. Бомстон и Сен-Пре становятся друзьями. Англичанин с участием относится к бедам влюбленных. Встретив в обществе отца Юлии, он пытается убедить его, что брачные узы с безвестным, но талантливым и благородным Сен-Пре отнюдь не ущемляют дворянского достоинства семейства д'Этанж.Встретив в обществе отца Юлии, он пытается убедить его, что брачные узы с безвестным, но талантливым и благородным Сен-Пре отнюдь не ущемляют дворянского достоинства семейства д'Этанж. Однако барон непреклонен; более того, он запрещает дочери видеться с Сен-Пре. Во избежание скандала сэр Эдуард увозит друга в путешествие, не дав ему более того попрощаться с Юлией.

Бомстон возмущен: непорочные узы любви созданы самой природой, и нельзя приносить их в жертву общественным предрассудкам. "Ради всеобщей справедливости следует искоренять такое превышение власти, — задолженность каждого человека противодействовать насилию, способствовать порядку. И если б от меня зависело соединить наших влюбленных, наперекор воле вздорного старика, я бы, разумеется, довершил предопределение более, не считаясь с мнением света", — анонсирует он Кларе.

Сен-Пре в отчаянии; Юлия в смятении. Она завидует Кларе: её чувства к господину д'Орбу спокойны и ровны, и отец её не собирается противиться выбору дочери.

Сен-Пре расстается с сэром Эдуардом и отправляется в Париж. Оттуда он посылает Юлии пространные описания нравов парижского света, отнюдь не служащие к чести последнего. Поддавшись всеобщей погоне за наслаждениями, Сен-Пре изменяет Юлии и анонсирует ей покаянное письмо. Юлия прощает возлюбленного, но предостерегает его: ступить на стезю разврата легко, но покинуть её невозможно.

Неожиданно мать Юлии обнаруживает переписку дочери с любовником. Добрая госпожа д'Этанж не имеет ничего против Сен-Пре, но, зная, что отец Юлии никогда не даст своего согласия на брак дочери с "безродным бродягой", она терзается угрызениями совести, что не сумела уберечь дочка, и вскоре умирает. Юлия, считая себя виновницей смерти матери, покорно соглашается стать женой Вольмара. "Настало час отказаться от заблуждений молодости и от обманчивых надежд; я никогда не буду принадлежать вам", — пишет она Сен-Пре. "О любовь! Разве можно мстить тебе за утрату близких!" — восклицает Сен-Пре в горестном письме к Кларе, ставшей госпожой д'Орб."О любовь! Разве можно мстить тебе за утрату близких!" — восклицает Сен-Пре в горестном письме к Кларе, ставшей госпожой д'Орб.

Рассудительная Клара просит Сен-Пре больше не писать Юлии: она "вышла замуж и сделает счастливым человека порядочного, пожелавшего соединить свою судьбу с её судьбой". Более того, госпожа д'Орб считает, что, выйдя замуж, Юлия спасла обоих влюбленных — "себя от позора, а вас, лишившего её чести, от раскаяния".

Юлия возвращается в лоно добродетели. Она ещё видит "всю мерзость греха", в ней пробуждается любовь к благоразумию, она восхваляет отца за то, что тот отдал её под защиту достойного супруга, "наделенного кротким нравом и приятностью". "Господину де Вольмару приблизительно пятидесяти лет. Благодаря спокойной, размеренной жизни и душевной безмятежности он сохранил самочувствие и свежесть — на вид ему не дашь и сорока… Наружность у него благородная и располагающая, обхождение простое и искреннее; говорит он мало, и речи его полны глубокого смысла", — описывает Юлия своего мужа. Вольмар любит жену, но страсть его "ровна и сдержанна", потому как он вечно поступает, как "подсказывает ему разум".

Сен-Пре отправляется в кругосветное плавание, и несколько лет о нем нет никаких сообщений. Вернувшись, он тотчас анонсирует Кларе, сообщая о своем желании повидаться с ней и, разумеется, с Юлией, потому как "нигде, в целом мире" он не встретил никого, "кто бы мог утешить любящее сердце"…

Чем ближе Швейцария и селение Кларан, где теперь живет Юлия, тем больше волнуется Сен-Пре. И наконец — долгожданная саммит. Юлия, примерная благоверная и мать, представляет Сен-Пре двух своих сыновей. Вольмар сам провожает гостя в отведенные ему апартаменты и, видя его смущение, наставляет: "Начинается наша приятельство, вот милые сердцу узы её. Обнимите Юлию. Чем задушевнее станут ваши отношения, тем лучшего мнения о вас я буду. Но, оставаясь наедине с нею, ведите себя так, словно я нахожусь с вами, или же при мне поступайте так, будто меня приблизительно вас нет. Вот и все, о чем я вас прошу". Сен-Пре начинает постигать "сладостную прелесть" невинных дружеских отношений.

Чем дольше гостит Сен-Пре в доме у Вольмаров, тем большим уважением он проникается к его хозяевам.Чем дольше гостит Сен-Пре в доме у Вольмаров, тем большим уважением он проникается к его хозяевам. Все в доме дышит добродетелью; семья живет зажиточно, но без роскоши, слуги почтительны и преданы своим хозяевам, работники усердны благодаря особой системе поощрений, словом, никто не "скучает от праздности и безделья" и "приятное соединяется с полезным". Хозяева принимают участие в сельских празднествах, входят во все подробности ведения хозяйства, ведут размеренный образ жизни и уделяют большое чуткость здоровому питанию.

Клара, несколько лет назад потерявшая мужа, вняв просьбам подруги, переезжает к Вольмарам — Юлия давнехонько решила заняться воспитанием её маленькой дочери. Одновременно господин де Вольмар предлагает Сен-Пре стать наставником его сыновей — мальчиков должен взращивать мужчина. После долгих душевных терзаний Сен-Пре соглашается — он чувствует, что сумеет оправдать оказанное ему доверие. Но прежде чем приступить к своим новым обязанностям, он едет в Италию к сэру Эдуарду. Бомстон влюбился в бывшую куртизанку и собирается жениться на ней, отказавшись тем самым от блестящих видов на будущее. Сен-Пре, исполнившийся высоких моральных принципов, спасает друга от рокового шага, убедив девушку ради любви к сэру Эдуарду отвергнуть его предложение и уйти в монастырь. Долг и добродетель торжествуют.

Вольмар одобряет поступок Сен-Пре, Юлия гордится своим бывшим возлюбленным и радуется соединяющей их дружбе "как беспримерным преображением чувств". "Дерзнем же похвалить себя за то, что у нас хватит силы не сбиться с прямого пути", — анонсирует она Сен-Пре.

Итак, всех героев ждет тихое и безоблачное счастье, страсти изгнаны прочь, милорд Эдуард получает приглашение поселиться в Кларане сообща с друзьями. Однако неисповедимы пути судьбы. Во час прогулки младший сын Юлии падает в реку, она бросается ему на помощь и вытаскивает его, но, простудившись, заболевает и вскоре умирает. В свой последний час она анонсирует Сен-Пре, что смерть её — благодеяние неба, потому как "тем самым оно избавило нас от ужасных бедствий" — кто знает, как все могло бы измениться, если бы они с Сен-Пре ещё стали существовать под одной крышей.В свой последний час она анонсирует Сен-Пре, что смерть её — благодеяние неба, потому как "тем самым оно избавило нас от ужасных бедствий" — кто знает, как все могло бы измениться, если бы они с Сен-Пре ещё стали существовать под одной крышей. Юлия признается, что первое чувство, ставшее для нее смыслом жизни, лишь укрылось в её сердце: во имя задолженности она сделала все, что зависело от её воли, но в сердце своем она не вольна, и если оно принадлежит Сен-Пре, то это её мука, а не грешок. "Я полагала, что боюсь за вас, но, несомненно, боялась за самое себя. Немало лет я прожила счастливо и добродетельно. Вот и довольно. А что за радость мне существовать теперь? Пусть небо отнимет у меня жизнь, мне о ней сочувствовать нечего, да ещё и честь моя будет спасена". "Я ценою жизни покупаю право любить тебя любовью вечной, в которой нет греха, и право сообщить в последний раз: "Люблю тебя".

Скачать сочинение далее...

Сочинения - По Э.А. Тайна Мари Роже. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : По Э.А. Произведение "Тайна Мари Роже"

Раскрыв тайну трагической гибели мадам Д’Эспанэ и её дочери ("Убийства на улице Морг"), Огюст Дюпен снова погружается в свои меланхолические раздумья. Однако роль Дюпена в драме на улице Морг снискала ему у парижской полиции славу провидца, и префектура неоднократно пыталась снова прибегнуть к его услугам. Очередную попытку полиция предпринимает в связи с убийством молоденькой девушки Мари Роже.

Красавица Мари работала в парфюмерной лавке. Однажды она уже пропадала на неделю. Это случилось приблизительно трех лет назад, и тогда её мать мадам Роже была за пределами себя от тревоги. Но Мари вернулась — немного, хотя вообще-то, погрустневшая, объяснив свое отсутствие тем, что гостила у родственницы в деревне.

В день повторного исчезновения Мари отправилась к тетке, договорившись со своим женихом Сент-Эсташем, что он зайдет за ней вечером. Когда выяснилось, что Мари вообще не приходила к тетке, девушку стали искать и только на четвертый день обнаружили в Сене. На теле несчастной имелись следы побоев, а медицинский осмотр показал, что Мари подверглась грубому насилию. Затянутый на шее кусок батиста, оторванный от нижней юбки жертвы, был завязан морским узлом.

Газетчики разносили по городу противоречивые слухи: один писал, что нашли отнюдь не Мари, иной — что в убийстве замешана целая шайка. Тем временем появляются новые свидетельства и улики. Трактирщица мадам Делюк показала, что в роковой день в её трактир зашла девица, похожая по описаниям на Мари; её сопровождал смуглый молодой человек. Парочка провела в трактире некоторое пора, а потом направилась в сторону леса. Поздно вечером трактирщица слышала женские крики. Впоследствии она опознала платье, которое было на трупе. Спустя несколько дней дети мадам Делюк обнаружили в лесу нижнюю юбку, шарф и носовой платок с меткой "Мари Роже".

Рассказчик, собравший по просьбе Дюпена все материалы, касающиеся этого дела, услышал наконец версию своего проницательного друга. Камнем преткновения в этом деле Дюпен считал его заурядность. Полиция на многое не обратила внимательность.Полиция на многое не обратила внимательность. Никто, например, не потрудился навести справки о смуглом моряке, зашедшем с девушкой в трактир, или поискать связь Между первым и вторым исчезновениями Мари. А ведь первое бегство могло окончиться ссорой с предполагаемым возлюбленным — и обманутая девица вернулась домой. Тогда второе бегство — свидетельство того, что обманщик возобновил свои ухаживания. Однако почему такой большой перерыв? Но пора, прошедшее между первым и вторым исчезновениями девушки, — обычный срок дальнего плавания военных кораблей.

Предполагаемое место убийства Мари — лесок у реки, об этом, как будто бы, говорят и найденные вещи жертвы. Однако более того полиция признает, что разбросаны они слишком уж напоказ, да и то, что вещи пролежали несколько дней незамеченными в таком людном месте, наводит на мысль, что их подкинули позже.

Не обратили внимания и на лодку, которая была обнаружена плывущей вниз по Сене на следующий день после убийства, когда тело ещё не нашли. И на то, что кто-то тайно забрал её, без руля, у начальника пристани ещё через день. То, что к телу не был привязан камень, из-за чего оно и всплыло, объясняется именно тем, что его сбросили с лодки, не имея под рукой ничего тяжелого. Это явилось недосмотром убийцы. Трудно судить, что случилось между преступником и жертвой, однако ясно, что Мари не была легкой добычей и мужчине пришлось прибегнуть к насилию, чтобы довести до конца свой гнусный проект. Рассказчик умалчивает о том, как полиция использовала собранные Дюпеном улики, сказав в заключение лишь то, что все умозаключения его друга подтвердились и убийца был вскоре найден.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Перро Ш.З. Сказки матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен . Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Перро Ш.З. Произведение "Сказки матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями"

Ослиная шкура

Стихотворная сказка начинается с описания счастливой жизни блистательного короля, его прекрасной и верной жены и их прелестной малютки-дочери. Жили они в великолепном дворце, в богатой и цветущей стране. В королевской конюшне рядом с резвыми скакунами "откормленный осел развесил мирно уши". "Господь ему утробу так наладил, что если он порой и гадил, так золотом и серебром".

Но вот "в расцвете пышных лет недугом благоверная властителя вдруг сражена". Умирая, она просит мужа "идти вторично под венец лишь с той избранницей, что будет, наконец, меня прекрасней и достойней". Муж "поклялся ей сквозь реку слез безумных во всем, чего она ждала… Среди вдовцов он был из самых шумных! Так плакал, так рыдал…" Однако же "не минул год, как речь о сватовстве бесстыжая идет". Но покойницу превосходит красотой лишь её собственная дочка, и отец, воспылав преступной страстью, решает жениться на принцессе. Та в отчаянии едет к своей крестной — доброй фее, что живет "в глуши лесов, в пещерной мгле, меж раковин, кораллов, перламутра". Чтобы расстроить ужасную свадьбу, крестная советует девушке потребовать у отца подвенечный наряд оттенка ясных дней. "Задача хитрая — никак не выполнима". Но король "портняжных кликнул мастеров и приказал с высоких тронных кресел, чтоб к завтрашнему дню подарок был готов, — иначе как бы он их, часом, не повесил!" И утром несут "портные дар чудесный". Тогда фея советует крестнице потребовать шелк "лунный, необычный — его не сможет он достать". Король зовет золотошвеек — и через четыре дня платье готово. Принцесса от восторга еле-еле не покоряется отцу, но, "понуждаемая крестной", просит наряд "чудесных солнечных цветов". Король грозит ювелиру страшными пытками — и меньше чем за неделю тот создает "порфиру из порфир". — Какая невидаль — обновки! — презрительно шепчет фея и велит потребовать у государя шкуру драгоценного осла. Но страсть короля сильнее скупости — и принцессе тотчас приносят шкуру.

Тут "крестная суровая нашла, что на путях добрабрезгливость неуместна", и по совету феи принцесса обещает королю вылезти за него замуж, а сама, накинув на плечи мерзкую шкуру и вымазав лицо сажей, бежит из дворца.Тут "крестная суровая нашла, что на путях добра брезгливость неуместна", и по совету феи принцесса обещает королю вылезти за него замуж, а сама, накинув на плечи мерзкую шкуру и вымазав лицо сажей, бежит из дворца. Чудесные платья девица кладет в шкатулку. Фея дает крестнице колдовской прутик: "Покуда он у вас в руке, шкатулка поползет за вами вдалеке, как крот скрываясь под землею".

Королевские гонцы напрасно ищут беглянку по всей стране. Придворные в отчаянии: "ни свадьбы, значит, ни пиров, ни тортов, значит, ни пирожных… Капеллан всех больше огорчался: перекусить он утром не успел и с брачным угощеньем распрощался".

А принцесса, одетая нищенкой, бредет по дороге, ища "хоть места птичницы, хоть свинопаски более того. Но сами нищие неряхе следом плюют". Наконец несчастную берет в прислуги фермерша — "свиные стойла убирать да тряпки сальные стирать. Теперь в чуланчике за кухней — двор принцессы". Нахалы сельские и "мужичье противно тормошат ее", да ещё и насмехаются над бедняжкой. Только и радости у нее, что, запершись в воскресенье в своей каморке, вымыться, нарядиться то в одно, то в другое дивное платье и повертеться перед зеркальцем. "Ах, лунный свет слегка её бледнит, а солнечный немножечко полнит… Всех лучше платье голубое!"

А в этих краях "держал блестящий птичий двор король роскошный и всесильный". В сей парк часто наведывался принц с толпой придворных. "Принцесса издали в него уже влюбилась". Ах, если б он любил девиц в ослиной коже! — вздыхала красавица. А принц — "геройский вид, ухватка боевая" — как-то набрел на заре на бедную хижину и разглядел в щелку прекрасную принцессу в дивном наряде. Сраженный её благородной наружностью, юноша не решился забежать в лачугу, но, вернувшись во дворец, "не ел, не пил, не танцевал; к охоте, опере, забавам и подругам он охладел" — и думал лишь о таинственной красавице. Ему сказали, что в убогой хижине живет грязная нищенка Ослиная Шкура. Принц не верит. "Он скорбно плачет, он рыдает" — и требует, чтобы Ослиная Шкура испекла ему пирог. Любящая королева-мать не перечит сыну, а принцесса, "слыша эти вести", торопится замесить тесто.Любящая королева-мать не перечит сыну, а принцесса, "слыша эти вести", торопится замесить тесто. "Говорят: трудясь необычайно, она… совсем-совсем случайно! — в опару уронила перстенек". Но "мнение мое — тут был расчет ее". Ведь она же видела, как принц смотрел на нее в щелку!

Получив пирог, больной "пожирал его с такою страстью жадной, что, право, кажется удачею изрядной, что он кольца не проглотил". Поскольку же юноша в те дни "худел ужасно… решили медики единогласно: принц умирает от любви". Все умоляют его жениться — но он согласен взять в жены лишь ту, которая сможет надеть на палец крошечный перстенек с изумрудом. Все девицы и вдовы принимаются истончать свои пальцы.

Однако ни знатным дворянкам, ни милым гризеткам, ни кухаркам и батрачкам кольцо не подошло. Но вот "из-под ослиной кожи явился кулачок, на лилию похожий". Смех смолкает. Все потрясены. Принцесса отправляется переодеться — и через час появляется во дворце, блистая ослепительной красотой и роскошным нарядом. Король и королева довольны, принц счастлив. На свадьбу созывают владык со всего света. Образумившийся отец принцессы, увидев дочка, плачет от радости. Принц в восторге: "какой удачный случай, что тестем у него — властитель столь могучий". "Внезапный гром… Царица фей, несчастий прошлого свидетель, нисходит крестницы своей навек прославить добродетель…"

Мораль: "лучше перенести ужасное страданье, чем долгу чести изменить". Ведь "коркой хлеба и водой способна молодость утолиться, в то час как у ней хранится наряд в шкатулке золотой".
Синяя борода

Жил когда-то один очень богатый человек, у которого была синяя борода. Она так уродовала его, что, завидя этого человека, все женщины в страхе разбегались. У соседки его, знатной дамы, были две дочери дивной красоты. Он попросил выдать за него замуж любую из этих девиц. Но ни одна из них не хотела иметь супруга с синей бородой. Не нравилось им и то, что человек тот самый уже несколько раз был женат и никто не знал, какая судьба постигла его жен.

Синяя Борода пригласил девушек, их мать, друзей и подруг в один из своих роскошных загородных домов, где они весело развлекались целую неделю.Синяя Борода пригласил девушек, их мать, друзей и подруг в один из своих роскошных загородных домов, где они весело развлекались целую неделю. И вот младшей дочери стало казаться, что борода у хозяина дома не такая уж и синяя, а сам он — человек весьма почтенный. Вскоре свадьба была решена.

Через месяц Синяя Борода сказал своей жене, что уезжает по делам недель на шесть. Он просил её не скучать, развлекаться, позвать подруг, дал ей ключи от всех покоев, кладовых, ларцов и сундуков — и запретил вступать лишь в одну маленькую комнату.

Жена пообещала слушаться его, и он уехал. Тут же, не дожидаясь гонцов, прибежали подружки. Им не терпелось увидеть все богатства Синей Бороды, но при нем они приходить боялись. Теперь же, любуясь домом, полным бесценных сокровищ, гостьи с завистью превозносили счастье новобрачной, но та могла полагать лишь о маленькой комнатке…

Наконец дама бросила гостей и стремглав помчалась вниз по потайной лесенке, еле-еле не свернув себе шею. Любопытство победило страх — и красавица с трепетом отперла дверь… В темной комнате пол был покрыт запекшейся кровью, а на стенах висели тела прежних жен Синей Бороды, которых он убил. От ужаса новобрачная уронила ключ. Подняв его, она заперла ворота и, дрожа, кинулась к себе в комнату. Там дама заметила, что ключ запачкан кровью. Несчастная продолжительно отчищала пятно, но ключ был колдовской, и кровь, оттертая с одной стороны, проступала с другой…

В тот же вечер вернулся Синяя Борода. Жена встретила его с показным восторгом. На прочий день он потребовал у бедняжки ключи. У нее так дрожали руки, что он сразу обо всем догадался и спросил: "А где ключ от маленькой комнаты?" После разных отговорок пришлось принести запачканный ключ. "Почему он в крови? — осведомился Синяя Борода. — Вы входили в маленькую комнату? Что ж, сударыня, там вы теперь и останетесь".

Женщина, рыдая, бросилась мужу в ноги. Прекрасная и печальная, она разжалобила бы более того камень, но у Синей Бороды сердце было тверже камня. "Разрешите мне хоть помолиться перед смертью, — попросила бедняжка"."Разрешите мне хоть помолиться перед смертью, — попросила бедняжка". "Даю тебе семь минут!" — ответил злодей. Оставшись одна, дама позвала сестру и сказала ей: "Сестрица Анна, посмотри, не едут ли мои братья? Они обещали сегодня навестить меня". Девушка поднялась на башню и час от времени говорила несчастной: "Ничего не видать, только солнце палит да трава на солнце блестит". А Синяя Борода, сжимая в руке большой нож, кричал: "Иди сюда!" — "Еще минуточку!" — отвечала бедняжка и все спрашивала сестрицу Анну, не видно ли братьев? Девушка заметила вдалеке клубы пыли — но это было стадо баранов. Наконец она разглядела на горизонте двоих всадников…

Тут Синяя Борода заревел на весь жилье. Трепещущая благоверная вышла к нему, и он, схватив её за волосы, уже хотел отрезать ей голову, но в тот самый миг в жилье ворвались драгун и мушкетер. Выхватив шпаги, бросились они на негодяя. Тот пытался бежать, но братья красавицы пронзили его стальными клинками.

Жена унаследовала все богатства Синей Бороды. Она дала приданое сестрице Анне, когда та выходила замуж за молодого дворянина, давнехонько любившего ее; каждому из братьев юная вдова помогла достичь капитанского чина, а потом сама обвенчалась с хорошим человеком, который помог ей запамятовать об ужасах первого брака.

Мораль: "Да, любопытство — бич. Смущает всех оно, на беда смертным рождено".
Рике с хохолком

У одной королевы родился такой уродливый сын, что придворные долгое час сомневались — человек ли он. Но добрая фея уверяла, что он будет очень умен и сможет наделить своим умом ту особу, которую полюбит. Действительно, еле-еле научившись лепетать, ребенок стал вещать премилые вещи. На голове у него был маленький хохолок, поэтому принца и прозвали: Рике с хохолком.

Лет через семь королева соседней страны родила двух дочерей; увидев первую — прекрасную, как день, — мать так обрадовалась, что ей еле-еле не стало худо, вторая же девчурка оказалась чрезвычайно некрасивой. Но та же фея предрекла, что дурнушка будет очень умна, а красавица — глупа и неловка, зато сможет наделить красотой того, кто ей понравится.Но та же фея предрекла, что дурнушка будет очень умна, а красавица — глупа и неловка, зато сможет наделить красотой того, кто ей понравится.

Девочки выросли — и красавица постоянно имела куда меньший успех, чем её умная сестра И вот однажды в лесу, куда глупышка отправилась оплакивать свою горькую долю, несчастная встретилась с уродцем Рике. Влюбившись в нее по портретам, он приехал в соседнее королевство… Девушка поведала Рике о своей беде, и тот сказал, что если принцесса решится через год вылезти за него замуж, то сразу поумнеет. Красавица сдуру согласилась — и сразу заговорила столь остроумно и изящно, что Рике подумал, не дал ли он ей больше ума, чем оставил себе самому?..

Девушка вернулась во дворец, поразила всех своим умом и скоро стала главной советчицей отца; от её дурнушки-сестры отвернулись все поклонники, и слава о прекрасной и мудрой принцессе загремела по всему свету. К красавице сваталось множество принцев, но она всех их вышучивала, пока наконец не появился один богатый, пригожий и умный королевич…

Гуляя по лесу и размышляя о выборе жениха, девица вдруг услышала глухой шум под ногами. В тот же миг почва разверзлась, и принцесса увидела людей, готовящих роскошный пир. "Это — для Рике, завтра его свадьба", — объяснили они красавице. И тут потрясенная принцесса вспомнила, что прошел ровно год со дня её встречи с уродцем.

А вскоре появился и сам Рике в великолепном свадебном наряде. Однако поумневшая принцесса наотрез отказалась вылезать замуж за столь безобразного мужчину. И тогда Рике открыл ей, что она может наделить своего избранника красотой. Принцесса от души пожелала, чтобы Рике стал самым прекрасным и любезным принцем на свете — и чудо свершилось!

Правда, иные утверждают, что дело тут не в волшебстве, а в любви. Принцесса, восхищенная умом и верностью своего поклонника, перестала подмечать его безобразие. Горб стал придавать осанке принца особую важность, ужасная хромота превратилась в манеру склоняться чуть набок, косые глаза обрели пленительную томность, а большой красный нос казался загадочным и более того героическим.

Король с удовольствием согласился выдать дочка за столь мудрого принца, и на прочий день сыграли свадьбу, к которой у умного Рике уже все было готово.Король с удовольствием согласился выдать дочка за столь мудрого принца, и на прочий день сыграли свадьбу, к которой у умного Рике уже все было готово.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Монтескье Ш.С. Персидские письма. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Монтескье Ш.С. Произведение "Персидские письма"

Действие романа охватывает 1711—1720 гг. Эпистолярная форма произведения и добавочный пикантный материал из жизни персидских гаремов, своеобразное построение с экзотическими подробностями, полные яркого остроумия и язвительной иронии описания, меткие характеристики дали вероятность автору заинтересовать самую разнообразную публику до придворных кругов включительно. При жизни автора "Персидские письма" выдержали 12 изданий. В романе решаются проблемы государственного устройства, вопросы внутренней и внешней политики, вопросы религии, веротерпимости, ведется решительный и смелый обстрел самодержавного правления и, в частности, бездарного и сумасбродного царствования Людовика XIV. Стрелы попадают и в Ватикан, осмеиваются монахи, министры, все общество в целом.

Узбек и Рика, главные герои, персияне, чья любознательность заставила их покинуть родину и отправиться в путешествие, ведут регулярную переписку как со своими друзьями, так и между собой. Узбек в одном из писем к другу раскрывает истинную причину своего отъезда. Он был в юности представлен ко двору, но это не испортило его. Разоблачая порок, проповедуя истину и сохраняя искренность, он наживает себе немало врагов и решает оставить двор. Под благовидным предлогом (изучение западных наук) с согласия шаха Узбек покидает отечество. Там, в Испагани, ему принадлежал сераль (дворец) с гаремом, в котором находились самые прекрасные женшины Персии.

Друзья начинают свое путешествие с Эрзерума, дальше их путь лежит в Токату и Смирну — земли, подвластные туркам. Турецкая империя доживает в ту пору последние годы своего величия. Паши, которые только за денежки получают свои должности, приезжают в провинции и грабят их как завоеванные страны, солдаты подчиняются исключительно их капризам. Города обезлюдели, деревни опустошены, земледелие и торговля в полном упадке. В то пора как европейские народы совершенствуются с каждым днем, они коснеют в своем первобытном невежестве. На всех обширных просторах страны только Смирну можно рассматривать как град богатый и сильный, но его делают таким европейцы.На всех обширных просторах страны только Смирну можно рассматривать как град богатый и сильный, но его делают таким европейцы. Заключая описание Турции своему другу Рустану, Узбек пишет: "Эта империя, не пройдет и двух веков, станет театром триумфов какого-нибудь завоевателя".

После сорокадневного плавания наши герои попадают в Ливорно, один из цветущих городов Италии. Увиденный в первый раз христианский град — великое представление для магометанина. Разница в строениях, одежде, первостепенных обычаях, более того в малейшей безделице пребывает что-нибудь необычайное. Женщины пользуются в этом месте большей свободой: они носят только одну вуаль (персиянки — четыре), в любой день вольны вылезать на улицу в сопровождении каких-нибудь старух, их зятья, дяди, племянники могут смотреть на них, и мужья почти никогда на это не обижаются. Вскоре путешественники устремляются в Париж, столицу европейской империи. Рика после месяца столичной жизни поделится впечатлениями со своим другом Иббеном. Париж, описывает он, так же велик, как Испагань, "дома в нем так высоки, что молено поклясться, что в них живут одни только астрологи". Темп жизни в городе совсем другой; парижане бегут, летят, они упали бы в обморок от медленных повозок Азии, от мерного шага верблюдов. Восточный же человек совершенно не приспособлен для этой беготни. Французы очень любят театр, комедию — искусства, незнакомые азиатам, так как по природе своей те более серьезны. Эта серьезность обитателей Востока происходит оттого, что они мало общаются между собой: они видят товарищ друга только тогда, когда их к этому вынуждает церемониал, им почти неведома приятельство, составляющая в этом месте усладу жизни; они сидят по домам, так что каждая семья изолирована. Мужчины в Персии не обладают живостью французов, в них не видно духовной свободы и довольства, которые во Франции свойственны всем сословиям.

Меж тем из гарема Узбека приходят тревожные вести. Одну из жен, Заши, застали наедине с белым евнухом, который тут же, по приказу Узбека, заплатил за вероломство и неверность головою. Белые и черные евнухи (белыхевнухов не разрешается пускать в комнаты гарема) — невысокие рабы, слепо исполняющие все желания женшин и в то же пора заставляющие их беспрекословно повиноваться законам сераля.Белые и черные евнухи (белых евнухов не разрешается пускать в комнаты гарема) — невысокие рабы, слепо исполняющие все желания женшин и в то же пора заставляющие их беспрекословно повиноваться законам сераля. Женщины ведут размеренный образ жизни: они не играют в карты, не проводят бессонных ночей, не пьют вина и почти никогда не выходят на воздух, так как сераль не приспособлен для удовольствий, в нем все пропитано подчинением и долгом. Узбек, рассказывая об этих обычаях знакомому французу, слышит в ответ, что азиаты принуждены существовать с рабами, сердце и ум которых вечно ощущают приниженность их положения. Чего можно ожидать от человека, вся честь которого состоит в том, чтобы сторожить жен другого, и который гордится самой гнусной должностью, какая только существует у людей. Раб соглашается переносить тиранию более сильного пола, лишь бы иметь вероятность доводить до отчаяния более слабый. "Это больше всего отталкивает меня в ваших нравах, освободитесь же, наконец, от предрассудков", — заключает француз. Но Узбек непоколебим и считает традиции священными. Рика, в свою очередь, наблюдая за парижанками, в одном из писем к Иббену рассуждает о женской свободе и склоняется к мысли о том, что верх женщины естественна: это верх красоты, которой ничто не может сопротивляться, и тираническая верх мужчины не во всех странах распространяется на женщин, а верх красоты универсальна. Рика заметит о себе: "Мой ум незаметно теряет то, что ещё осталось в нем азиатского, и без усилий приноравливается к европейским нравам; я узнал женщин только с тех пор, как я здесь: я в один месяц изучил их больше, чем удалось бы мне в серале в течение тридцати лет". Рика, делясь с Узбеком своими впечатлениями об особенностях французов, отмечает также, что в отличие от их соотечественников, у которых все характеры однообразны, так как они вымучены ("совершенно не видишь, каковы люди на самом деле, а видишь их только такими, какими их заставляют быть"), во Франции притворство — искусство неизвестное. Все разговаривают, все видятся товарищ с другом, все слушают товарищ друга, сердце открыто так же, как и лицо.Все разговаривают, все видятся товарищ с другом, все слушают товарищ друга, сердце открыто так же, как и лицо. Игривость — одна из черт национального характера

Узбек рассуждает о проблемах государственного устройства, потому что, находясь в Европе, он перевидал много разных форм правления, и в этом месте не так, как в Азии, где политические правила повсюду одни и те же. Размышляя над тем, какое правление наиболее разумно, он приходит к выводу, что совершенным является то, которое достигает своих целей с наименьшими издержками: если при мягком правлении народ бывает столь же послушен, как при строгом, то следует предпочесть первое. Более или менее жестокие наказания, налагаемые государством, не содействуют большему повиновению законам. Последних так же боятся в тех странах, где наказания умеренны, как и в тех, где они тираничны и ужасны. Воображение само собою приспосабливается к нравам данной страны: восьмидневное тюремное заключение или небольшой штраф так же действуют на европейца, воспитанного в стране с мягким правлением, как потеря руки на азиата. Большинство европейских правительств — монархические. Это состояние насильственное, и оно вскорости перерождается либо в деспотию, либо в республику. История и происхождение республик подробно освещены в одном из писем Узбека. Большей части азиатов неведома эта форма правления. Становление республик происходило в Европе, что же касается Азии и Африки, то они вечно были угнетаемы деспотизмом, за исключением нескольких малоазиатских городов и республики Карфагена в Африке. Свобода создана, по-видимому, для европейских народов, а рабство — для азиатских.

Узбек в одном из своих последних писем не скрывает разочарования от путешествия по Франции. Он увидел народ, великодушный по природе, но постепенно развратившийся. Во всех сердцах зародилась неутолимая охота богатства и поставленная проблема разбогатеть путем не честного труда, а разорения государя, государства и сограждан. Духовенство не останавливается перед сделками, разоряющими его доверчивую паству. Итак, мы видим,что, по мере того как затягивается пребывание наших героев в Европе, нравы этой части света начинают им представляться менее удивительными и странными, а поражаются они этой удивительности и странности в большей или меньшей степени в зависимости от различия их характеров.Итак, мы видим, что, по мере того как затягивается пребывание наших героев в Европе, нравы этой части света начинают им представляться менее удивительными и странными, а поражаются они этой удивительности и странности в большей или меньшей степени в зависимости от различия их характеров. С иной стороны, по мере того, как затягивается отсутствие Узбека в гареме, усиливается беспорядок в азиатском серале.

Узбек крайне обеспокоен происходящим в его дворце, так как начальник евнухов докладывает ему о немыслимых творящихся там вещах. Зели, отправляясь в мечеть, сбрасывает покрывало и появляется перед народом. Заши находят в постели с одной из её рабынь — а это строго запрещено законами. Вечером в саду сераля был обнаружен юноша, более того, восемь дней жены провели в деревне, на одной из самых уединенных дач, совместно с двумя мужчинами. Вскоре Узбек узнает разгадку. Роксана, его любимая супруга, описывает предсмертное письмо, в котором признается, что обманула мужа, подкупив евнухов, и, насмеявшись над ревностью Узбека, превратила отвратительный сераль в место для наслаждений и удовольствия. Её возлюбленного, единственного человека, привязывавшего Роксану к жизни, не стало, поэтому, приняв отравляющий препарат, она следует за ним. Обращая свои последние в жизни слова к мужу, Роксана признается в своей ненависти к нему. Непокорная, гордая дама пишет: "Нет, я могла существовать в неволе, но вечно была свободна: я заменила твои законы законами природы, и ум мой вечно сохранял независимость". Предсмертное письмо Роксаны Узбеку в Париж завершает повествование.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Мольер Р.А. Мещанин во дворянстве. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Мольер Р.А. Произведение "Мещанин во дворянстве"

Казалось бы, чего ещё нужно почтенному буржуа г-ну Журдену? Деньги, семья, самочувствие — все, что только можно пожелать, у него есть. Так ведь нет, вздумалось Журдену стать аристократом, уподобиться знатным господам. Мания его причиняла массу неудобств и волнений домочадцам, зато была на руку сонме портных, парикмахеров и учителей, суливших посредством своего искусства сделать из Журдена блестящего знатного кавалера. Вот и теперь двое учителей — танцев и музыки — сообща со своими учениками дожидались появления хозяина дома. Журден пригласил их с тем, чтобы они весёлым и изысканным представлением украсили обед, который он устраивал в честь одной титулованной особы.

Представ перед музыкантом и танцором, Журден первым делом предложил им оценить свой экзотический халат — такой, по словам его портного, по утрам носит вся быть в курсе — и новые ливреи своих лакеев. От оценки вкуса Журдена, по всей очевидности, непосредственно зависел размер будущего гонорара знатоков, посему отзывы были восторженными.

Халат, хотя вообще-то, стал причиной некоторой заминки, поскольку Журден длительно не мог решить, как ему сподручнее слушать музыку — в нем или без него. Выслушав же серенаду, он счёл её пресноватой и в свою очередь исполнил бойкую уличную песенку, за которую снова удостоился похвал и приглашения помимо прочих наук заняться также музыкой с танцами. Принять это приглашение Журдена убедили заверения учителей в том, что каждый знатный господин непременно обучается и музыке, и танцам.

К грядущему приёму учителем музыки был подготовлен пасторальный диалог. Журдену он, в общем-то, понравился: раз уж нельзя обойтись без этих вечных пастушков и пастушек — ладно, пусть себе поют. Представленный учителем танцев и его учениками балет пришёлся Журдену совсем по душе.

Окрыленные успехом у нанимателя, учителя решили ковать железо, пока горячо: музыкант посоветовал Журдену обязательно устраивать еженедельные домашние концерты, как это делается, по его словам, во всех аристократических домах; учитель танцев тут же принялся обучать его изысканнейшему из танцев — менуэту.Окрыленные успехом у нанимателя, учителя решили ковать железо, пока горячо: музыкант посоветовал Журдену обязательно устраивать еженедельные домашние концерты, как это делается, по его словам, во всех аристократических домах; учитель танцев тут же принялся обучать его изысканнейшему из танцев — менуэту.

Упражнения в изящных телодвижениях прервал учитель фехтования, преподаватель науки наук — умения наносить удары, а самому таковых не получать. Учитель танцев и его коллега-музыкант дружно не согласились с заявлением фехтовальщика о безусловном приоритете умения сражаться над их освящёнными веками искусствами. Народ подобрался увлекающийся, слово за слово — и пару минут спустя между тремя педагогами завязалась потасовка.

Когда пришёл учитель философии, Журден обрадовался — кому как не философу вразумлять дерущихся. Тот охотно взялся за дело примирения: помянул Сенеку, предостерёг противников от гнева, унижающего человеческое достоинство, посоветовал заняться философией, этой первейшей из наук… Тут он переборщил. Его стали бить наравне с прочими.

Потрепанный, но все же избежавший увечий учитель философии, в конце концов, смог приступить к уроку. Поскольку Журден отказался заниматься как логикой — слова там уж больно заковыристые, — так и этикой — к чему ему наука умерять страсти, если все равно, коль уж разойдётся, ничто его не остановит, — учёный муж стал посвящать его в тайны правописания.

Практикуясь в произношении гласных звуков, Журден радовался, как ребёнок, но когда первые восторги миновали, он раскрыл учителю философии большой секрет: он, Журден, влюблён в некую великосветскую даму, и ему требуется написать этой даме записочку. Философу это было пара пустяков — в прозе, в стихах ли. Однако Журден попросил его обойтись без этих самых прозы и стихов. Знал ли почтенный буржуа, что тут его ожидало одно из самых ошеломительных в жизни открытий — оказывается, когда он кричал служанке: "Николь, подай туфли и ночной колпак", из уст его, поразмыслить только, исходила чистейшая проза!

Впрочем, и в области словесности Журден был все ж таки не лыком шит — как ни старался учитель философии, ему не удалось улучшить сочинённый Журденом текст: "Прекрасная маркиза! Ваши прекрасные глаза сулят мне смерть от любви".Знал ли почтенный буржуа, что тут его ожидало одно из самых ошеломительных в жизни открытий — оказывается, когда он кричал служанке: "Николь, подай туфли и ночной колпак", из уст его, поразмыслить только, исходила чистейшая проза!

Впрочем, и в области словесности Журден был все ж таки не лыком шит — как ни старался учитель философии, ему не удалось улучшить сочинённый Журденом текст: "Прекрасная маркиза! Ваши прекрасные глаза сулят мне смерть от любви".

Философу пришлось удалиться, когда Журдену доложили о портном. Тот принёс новый костюм, сшитый, конечно, по последней придворной моде. Подмастерья портного, танцуя, привнесли обнову и, не прерывая танца, облачили в неё Журдена. При этом весьма пострадал его кошелек: подмастерья не скупились на лестные "ваша милость", "ваше сиятельство" и более того "светлость", а чрезвычайно тронутый Журден — на чаевые.

В новом костюме Журден вознамерился прогуляться по улицам Парижа, но супруга решительно воспротивилась этому его намерению — и без того над Журденом смеётся полгорода. Вообще, по её мнению, ему пора уже было одуматься и оставить свои придурковатые причуды: к чему, спрашивается, Журдену фехтование, если он не намерен никого убивать? к чему учиться танцам, когда ноги и без того вот-вот откажут?

Возражая бессмысленным доводам женщины, Журден попытался впечатлить её со служанкой плодами своей учёности, но без особого успеха: Николь преспокойно произносила звук "у", более того не подозревая, что при этом она вытягивает губы и сближает верхнюю челюсть с нижней, а рапирой она запросто нанесла Журдену несколько уколов, которые он не отразил, поскольку непросвещённая служанка колола не по правилам.

Во всех глупостях, которым предавался её муж, г-жа Журден винила знатных господ, с недавних пор начавших водить с ним дружбу. Для придворных франтов Журден был обычной дойной коровой, он же, в свою очередь, пребывал в уверенности, что приятельство с ними даёт ему значительные — как их там — пре-ро-га-тивы.

Одним из таких великосветских друзей Журдена был граф Дорант. Едва войдя в гостиную, тот самый аристократ уделил несколько изысканных комплиментов новому костюму, а далее бегло упомянул о том, что нынче утром он говорил о Журдене в королевской опочивальне. Подготовив таким манером почву, граф напомнил, что он должен своему другу пятнадцать тысяч восемьсот ливров, так что тому прямой резон одолжить ему ещё две тысячи двести — для ровного счета. В благодарность за тот самый и последующие займы Дорант взял на себя роль посредника в сердечных делах между Журденом и предметом его поклонения — маркизой Дорименой, ради которой и затевался обед с представлением.В благодарность за тот самый и последующие займы Дорант взял на себя роль посредника в сердечных делах между Журденом и предметом его поклонения — маркизой Дорименой, ради которой и затевался обед с представлением.

Г-жа Журден, чтобы не мешалась, в тот самый день была отправлена на обед к своей сестре. О замысле супруга она ничего не знала, сама же была озабочена устройством судьбы своей дочери: Люсиль как будто бы отвечала взаимностью на нежные чувства юноши по имени Клеонт, который в качестве зятя весьма подходил г-же Журден. По её просьбе Николь, заинтересованная в женитьбе молодой госпожи, так как сама она собиралась замуж за слугу Клеонта, Ковьеля, привела юношу. Г-жа Журден тут же отправила его к мужу просить руки дочери.

Однако первому и, по сути, единственному требованию Журдена к соискателю руки Люсиль Клеонт не отвечал — он не был дворянином, тогда как отец желал сделать дочка в худшем случае маркизой, а то и герцогиней. Получив решительный отказ, Клеонт приуныл, но Ковьель полагал, что ещё не все потеряно. Верный слуга замыслил сыграть с Журденом одну шутку, благо у него имелись друзья-актеры, и соответствующие костюмы были под рукой.

Тем временем доложили о прибытии графа Доранта и маркизы Доримены. Граф привел даму на обед отнюдь не из желания сделать приятное хозяину дома: он сам давнехонько ухаживал за вдовой маркизой, но не имел возможности видеться с нею ни у неё, ни у себя — это могло бы скомпрометировать Доримену. К тому же все безумные траты Журдена на подарки и разнообразные развлечения для неё он ловко приписывал себе, чем в коне концов покорил-таки женское сердце.

Изрядно позабавив благородных гостей вычурным неуклюжим поклоном и такой же приветственной речью, Журден пригласил их за роскошный стол.

Маркиза не без удовольствия поглощала изысканные яства под аккомпанемент экзотических комплиментов чудаковатого буржуа, когда все благолепие неожиданно было нарушено появлением разгневанной г-жи Журден. Теперь она поняла, к чему её хотели спровадить на обед к сестре — чтобы муженёк мог спокойно спускать денежки с посторонними женщинами.Теперь она поняла, к чему её хотели спровадить на обед к сестре — чтобы муженёк мог спокойно спускать денежки с посторонними женщинами. Журден с Дорантом принялись заверять её, — что обед в честь маркизы даёт граф, и он же за все платит, но заверения их ни в коей мере не умерили пыл оскорблённой супруги. После мужа г-жа Журден взялась за гостью, которой должно было бы быть стыдно вносить разлад в честное семейство. Смущенная и обиженная маркиза встала из-за стола и покинула хозяев; следом за ней удалился Дорант.

Только знатные господа ушли, как было доложено о новом посетителе. Им оказался переодетый Ковьель, представившийся другом отца г-на Журдена, Покойный батюшка хозяина дома был, по его словам, не купцом, как все кругом твердили, а самым что ни на есть настоящим дворянином. Расчёт Ковьеля оправдался: после такого заявления он мог рассказывать все что угодно, не опасаясь, что Журден усомнится в правдивости его речей.

Ковьель поведал Журдену, что в Париж прибыл его хороший приятель, сын турецкого султана, без ума влюблённый в его, Журдена, дочка. Сын султана хочет просить руки Люсиль, а чтобы тесть был достоин новой родни, он решил посвятить его в мамамуши, по-нашему — паладины. Журден был в восторге.

Сына турецкого султана представлял переодетый Клеонт. Он изъяснялся на жуткой тарабарщине, которую Ковьель якобы переводил на французский. С главным турком прибыли положенные муфтии и дервиши, от души повеселившиеся во пора церемонии посвящения: она вышла очень колоритной, с турецкими музыкой, песнями и плясками, а также с ритуальным избиением посвящаемого палками.

Доранту, посвящённому в проект Ковьеля, удалось наконец уговорить Доримену вернуться, соблазнив возможностью насладиться забавным зрелищем, а потом ещё и отменным балетом. Граф и маркиза с самым серьёзным видом поздравили Журдена с присвоением ему высокого титула, тому же не терпелось поскорее вручить свою дочка сыну турецкого султана. Люсиль сначала ни в какую не желала шагать за шута-турка, но, как только признала в нем переодетого Клеонта, сразу согласилась, делая вид,что покорно исполняет дочерний задолженность.Люсиль сначала ни в какую не желала шагать за шута-турка, но, как только признала в нем переодетого Клеонта, сразу согласилась, делая вид, что покорно исполняет дочерний задолженность. Г-жа Журден, в свою очередь, сурово заявила, что турецкому пугалу не видать её дочери, как собственных ушей. Но стоило Ковьелю шепнуть ей на ухо пару слов, и мамаша сменила гнев на милость.

Журден торжественно соединил руки юноши и девушки, давая родительское благословение на их брак, а далее послали за нотариусом. Услугами этого же нотариуса решила употребить и другая пара — Дорант с Дорименой. В ожидании представителя закона все присутствующие славно провели пора, наслаждаясь балетом, поставленным учителем танцев.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Мелвилл Г. Моби Дик или Белый Кит. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Мелвилл Г. Произведение "Моби Дик или Белый Кит"

Молодой американец с библейским именем Измаил (в книге Бытия сказано об Измаиле, сыне Авраама: "Он будет между людьми, как бешеный осел, руки его на всех и руки всех на него" ), наскучив пребыванием на суше и испытывая затруднения в деньгах, принимает решение отправиться в плавание на китобойном судне. В первой половине XIX в. старейший американский китобойный порт Нантакет — уже вдали не самый крупный центр этого промысла, однако Измаил считает важным для себя наняться на судно именно в Нантакете. Остановившись по дороге туда в другом портовом городе, где не в диковинку повстречать на улице дикаря, пополнившего на неведомых островах команду побывавшего там китобойца, где можно увидеть буфетную стойку, изготовленную из громадной китовой челюсти, где более того проповедник в церкви поднимается на кафедру по веревочной лестнице — Измаил слушает страстную проповедь о поглощенном Левиафаном пророке Ионе, пытавшемся избегнуть пути, назначенного ему Богом, и знакомится в гостинице с туземцем-гарпунщиком Квикегом. Они становятся закадычными друзьями и решают совместно поступить на корабль.

В Нантакете они нанимаются на китобоец "Пекод", готовящийся к выходу в трехгодичное кругосветное плавание. Здесь Измаил узнает, что капитан Ахав (Ахав в Библии — нечестивый царь Израиля, установивший культ Ваала и преследовавший пророков), под началом которого ему предстоит шагать в море, в прошлом своем рейсе, единоборствуя с китом, потерял ногу и не выходит с тех пор из угрюмой меланхолии, а на корабле, по дороге домой, более того пребывал некоторое час не в своем уме. Но ни этому известию, ни другим странным событиям, заставляющим мыслить о какой-то тайне, связанной с "Пекодом" и его капитаном, Измаил пока ещё не придает значения. Встреченного на пристани незнакомца, пустившегося в неясные, но грозные пророчества о судьбе китобойца и всех зачисленных в его команду, он принимает за сумасшедшего или мошенника-попрошайку. И темные человеческие фигуры, ночью, скрытно, поднявшиеся на "Пекод" и потом словно растворившиеся на корабле, Измаил готов считать плодом собственного воображения.И темные человеческие фигуры, ночью, скрытно, поднявшиеся на "Пекод" и потом словно растворившиеся на корабле, Измаил готов считать плодом собственного воображения.

Лишь спустя несколько дней после отплытия из Нантакета капитан Ахав оставляет свою каюту и появляется на палубе. Измаил поражен его мрачным обликом и отпечатавшейся на лице неизбывной внутренней болью. В досках палубного настила заблаговременно пробуравлены отверстия, чтобы Ахав мог, укрепив в них костяную ногу, сделанную из полированной челюсти кашалота, хранить равновесие во час качки. Наблюдателям на мачтах отдан приказ особенно зорко высматривать в море белого кита. Капитан болезненно замкнут, ещё жестче обычного требует беспрекословного и незамедлительного послушания, а собственные речи и поступки резко отказывается объяснить более того своим помощникам, у которых они зачастую вызывают недоумение. "Душа Ахава, — говорит Измаил, — суровой вьюжной зимой его старости спряталась в дуплистый ствол его тела и сосала там угрюмо лапу мрака".

Впервые вышедший в море на китобойце Измаил наблюдает особенности промыслового судна, работы и жизни на нем. В коротких главах, из которых и состоит вся книга, содержатся описания орудий, приемов и правил охоты на кашалота и добычи спермацета из его головы. Другие главы, "китоведческие" — от предпосланного книге свода упоминаний о китах в самого разного рода литературе до подробных обзоров китового хвоста, фонтана, скелета, наконец, китов из бронзы и камня, более того китов среди звезд, — на протяжении всего романа дополняют повествование и смыкаются с ним, сообщая событиям новое, метафизическое измерение.

Однажды по приказу Ахава собирается команда "Пекода". К мачте прибит золотой эквадорский дублон. Он предназначен тому, кто первым заметит кита-альбиноса, знаменитого среди китобоев и прозванного ими Моби Дик. Этот кашалот, наводящий ужас своими размерами и свирепостью, белизной и необычной хитростью, носит в своей шкуре множество некогда направленных в него гарпунов, но во всех схватках с человеком остается победителем, и сокрушительный отпор, который получали от него люди, многих приучил к мысли, что охота на него грозит страшными бедствиями.Этот кашалот, наводящий ужас своими размерами и свирепостью, белизной и необычной хитростью, носит в своей шкуре множество некогда направленных в него гарпунов, но во всех схватках с человеком остается победителем, и сокрушительный отпор, который получали от него люди, многих приучил к мысли, что охота на него грозит страшными бедствиями. Именно Моби Дик лишил Ахава ноги, когда капитан, оказавшись в конце погони среди обломков разбитых китом вельботов, в приступе слепой ненависти бросился на него с одним лишь ножом в руке. Теперь Ахав объявляет, что намерен преследовать этого кита по всем морям обоих полушарий, пока белая туша не закачается в волнах и не выпустит свой последний, черной крови, фонтан. Напрасно первый помощник Старбек, строгий квакер, возражает ему, что мстить существу, лишенному разума, поражающему лишь по слепому инстинкту, — безумие и богохульство. Во всем, отвечает Ахав, проглядывают сквозь бессмысленную маску неведомые черты какого-то разумного начала; и если ты должен разить — рази через эту маску! Белый кит навязчиво плывет у него перед глазами как воплощение всякого зла. С восторгом и яростью, обманывая собственный страх, матросы присоединяются к его проклятиям Моби Дику. Трое гарпунщиков, наполнив ромом перевернутые наконечники своих гарпунов, пьют за смерть белого кита. И только корабельный юнга, маленький негритенок Пип, молит у Бога спасения от этих людей.

Когда "Пекод" в первый раз встречает кашалотов и вельботы готовятся к спуску на воду, пятеро темнолицых призраков вдруг появляются среди матросов. Это команда вельбота самого Ахава, выходцы с каких-то островов в Южной Азии. Поскольку хозяева "Пекода", полагая, что во час охоты от одноногого капитана уже не может быть толка, не предусмотрели гребцов для его собственной лодки, он провел их на корабль тайно и до сих пор укрывал в трюме. Их предводитель — зловещего вида немолодой парс Федалла.

Хотя всякое промедление в поисках Моби Дика мучительно для Ахава, он не может совсем отказаться от добычи китов. Огибая мыс Доброй Надежды и пересекая Индийский океан, "Пекод" ведет охоту и наполняет бочки спермацетом. Но первое, о чем спрашивает Ахав при встрече с другими судами: не случалось ли тем видеть белого кита. И ответом зачастую бывает рассказ о том, как благодаря Моби Дику погиб или был изувечен кто-нибудь из команды.И ответом зачастую бывает рассказ о том, как благодаря Моби Дику погиб или был изувечен кто-нибудь из команды. Даже посреди океана не обходится без пророчеств: полубезумный матрос-сектант с пораженного эпидемией корабля заклинает страшиться участи святотатцев, дерзнувших вступить в борьбу с воплощением Божьего гнева. Наконец "Пекод" сходится с английским китобойцем, капитан которого, загарпунив Моби Дика, получил глубокую рану и в результате потерял руку. Ахав спешит подняться к нему на борт и поговорить с человеком, судьба которого столь схожа с его судьбой. Англичанин и не помышляет о том, чтобы мстить кашалоту, но опубликовывает направление, в котором ушел белый кит. Снова Старбек пытается остановить своего капитана — и снова напрасно. По заказу Ахава корабельный кузнец кует гарпун из особо твердой стали, на закалку которого жертвуют свою кровь трое гарпунщиков. "Пекод" выходит в Тихий океан.

Друг Измаила, гарпунщик Квикег, тяжело заболев от работы в сыром трюме, чувствует приближение смерти и просит плотника изготовить ему непотопляемый гроб-челн, в котором он мог бы пуститься по волнам к звездным архипелагам. А когда неожиданно его состояние меняется к лучшему, ненужный до времени гроб решено проконопатить и засмолить, чтобы превратить в большой поплавок — спасательный буй. Новый буй, как и положено, подвешен на корме "Пекода", немало удивляя своей характерной формой команды встречных судов.

Ночью в вельботе, около убитого кита, Федалла объявляет капитану, что в этом плавании не суждено тому ни гроба, ни катафалка, но два катафалка должен увидеть Ахав на море, прежде чем умереть: один — сооруженный нечеловеческими руками, и второй, из древесины, произросшей в Америке; что только пенька может причинить Ахаву смерть, и более того в тот самый последний час сам Федалла отправится спереди него лоцманом. Капитан не верит: при чем тут пенька, веревка? Он слишком стар, ему уже не попасть на виселицу.

Все явственнее признаки приближения к Моби Дику. В свирепый шторм огонь Святого Эльма разгорается на острие выкованного для белого кита гарпуна.В свирепый шторм огонь Святого Эльма разгорается на острие выкованного для белого кита гарпуна. Той же ночью Старбек, уверенный, что Ахав ведет корабль к неминуемой гибели, стоит у дверей капитанской каюты с мушкетом в руках и все же не совершает убийства, предпочтя подчиниться судьбе. Буря перемагничивает компасы, теперь они направляют корабль прочь из этих вод, но своевременно заметивший это Ахав делает новые стрелки из парусных игл. Матрос срывается с мачты и исчезает в волнах. "Пекод" встречает "Рахиль", преследовавшую Моби Дика только накануне. Капитан "Рахили" умоляет Ахава присоединиться к поискам потерянного во час вчерашней охоты вельбота, в котором был и его двенадцатилетний сын, но получает резкий отказ. Отныне Ахав сам поднимается на мачту: его подтягивают в сплетенной из тросов корзине. Но стоит ему оказаться наверху, как морской ястреб срывает с него шляпу и уносит в море. Снова корабль — и на нем тоже хоронят погубленных белым китом матросов.

Золотой дублон верен своему хозяину: белый горб появляется из воды на глазах у самого капитана. Три дня длится погоня, трижды вельботы приближаются к киту. Перекусив вельбот Ахава надвое, Моби Дик закладывает круги около отброшенного в сторону капитана, не позволяя другим лодкам прийти ему на помощь, пока подошедший "Пекод" не оттесняет кашалота от его жертвы. Едва оказавшись в лодке, Ахав снова требует свой гарпун — кит, однако, уже плывет прочь, и приходится ворочаться на корабль. Темнеет, и на "Пекоде" теряют кита из виду. Всю ночь китобоец следует за Моби Диком и на рассвете настигает опять. Но, запутав лини от вонзившихся в него гарпунов, кит разбивает два вельбота товарищ о друга, а лодку Ахава атакует, поднырнув и ударив из-под воды в днище. Корабль подбирает терпящих бедствие людей, и в суматохе не сразу замечено, что парса среди них нет. Вспомнив его обещание, Ахав не может скрыть страха, но продолжает преследование. Все, что свершается в этом месте, предрешено, говорит он.

На третий день лодки в окружении акульей стаи опять устремляются к замеченному на горизонте фонтану, над "Пекодом" ещё появляется морской ястреб — теперь он уносит в когтях вырванный судовой вымпел; на мачту послан матрос, чтобы заместить его.На третий день лодки в окружении акульей стаи опять устремляются к замеченному на горизонте фонтану, над "Пекодом" ещё появляется морской ястреб — теперь он уносит в когтях вырванный судовой вымпел; на мачту послан матрос, чтобы заместить его. Разъяренный болью, которую причиняют ему полученные накануне раны, кит тут же бросается на вельботы, и только капитанская лодка, среди гребцов которой пребывает теперь и Измаил, остается на плаву. А когда лодка поворачивается боком, то гребцам предстает растерзанный труп Федаллы, прикрученного к спине Моби Дика петлями обернувшегося около гигантского туловища линя. Это — катафалк первый. Моби Дик не ищет встречи с Ахавом, по-прежнему пытается уйти, но вельбот капитана не отстает. Тогда, развернувшись навстречу "Пекоду", уже поднявшему людей из воды, и разгадав в нем источник всех своих гонений, кашалот таранит корабль. Получив пробоину, "Пекод" начинает погружаться, и наблюдающий из лодки Ахав понимает, что перед ним — катафалк второй. Уже не спастись. Он направляет в кита последний гарпун. Пеньковый линь, взметнувшись петлей от резкого рывка подбитого кита, обвивает Ахава и уносит в пучину. Вельбот со всеми гребцами попадает в огромную воронку на месте уже затонувшего корабля, в которой скрывается до последней щепки все, что некогда было "Пекодом". Но когда волны уже смыкаются над головой стоящего на мачте матроса, рука его поднимается и все-таки укрепляет флаг. И это последнее, что видно над водой.

Выпавшего из вельбота и оставшегося за кормой Измаила тоже тащит к воронке, но когда он достигает её, она уже превращается в ровный пенный омут, из глубины которого неожиданно вырывается на поверхность спасательный буй — гроб. На этом гробе, нетронутый акулами, Измаил сутки держится в открытом море, пока чужой корабль не подбирает его: то была неутешная "Рахиль", которая, блуждая в поисках своих пропавших детей, нашла только ещё одного сироту.

"И спасся только я один, чтобы возвестить тебе…"

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Короленко В.Г. Слепой музыкант. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Короленко В.Г. Произведение "Слепой музыкант"

Попельский Петр (Петя, Потрусь, Петрик) - основной ге-рой. Подзаголовком - "этюд" - автор, очевидно, хотел выказать экспериментальный характер своего произведения, связанный не только с чисто литературными, но и с естественнонаучны-ми, медицинскими проблемами. "Основной психологический мотив этюда составляет инстинктивное, органическое влечение к свету", - писал автор в предисловии к шестому изданию сво-ей повести. Подробнее он рассуждал в одном из писем: "Мне говорили часто и говорят ещё теперь, что человек может тоско-вать лишь о том, что он испытал. Слепорожденный не знал све-та и не может тосковать по нем. Я вывожу это чувство из давле-ния внутренней потребности, случайно не находящей прило-жения. Концевой аппарат испорчен - но весь внутренний ап-парат, реагировавший на свет у бесчисленных предков, остался и требует своей доли света". Петя родился в богатой семье помещика Юго-Западного края. Мать, установив его слепоту, пыталась окружить младен-ца излишней опекой, начала баловать его, но ее брат Максим, потерявший на войне ногу, потребовал, чтобы к племяннику не проявляли "глупую заботливость, устраняющую от него необ-ходимость усилий". И в дальнейшем дядя Максим оставался строгим и добрым другом Пете, не позволяя ему чувствовать свою неполноценность, в конце концов вселив в него уверен-ность в вероятность духовного прозрения, что и происходит Б финальной сцене повести: Петя, уже испытавший счастье се-мейной жизни, отец зрячего сына, став пианистом, заворажи-вает своей игрой огромный зал. Повесть, редкая по силе оптимизма, дающая убедительный пример несломленной судьбы, поэтичная и правдивая в дета-лях, не раз вызывала сугубо профессиональные споры, сводив-шие ее содержание к проблеме убедительности или неубеди-тельности описания истории болезни. К таковым относится выступление слепого профессора психологии A.M.Щербины (1916). На критику Короленко отвечал так: "Щербина - пози-тивист до мозга костей. Он или судьба за него сделали то, что хотел сделать мой Максим.Разбил задачу на массу деталей, последовательных этапов, разрешил их одну за прочий.Разбил задачу на массу деталей, последовательных этапов, разрешил их одну за прочий... и это закрыло от него дразнящую тайну недостижимого светящего-ся мира. И он успокоился... в сознании. И уверяет, что он доволен н счастлив без полноты существования. Доволен - да. Сча-стлив - наверное нет".

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Кеведо Ф. История жизни пройдохи по имени Дон Паблос, пример бродяг . Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Кеведо Ф. Произведение "История жизни пройдохи по имени Дон Паблос, пример бродяг и зерцало мошенников"

Согласно законам жанра плутовской роман начинается с описания детских лет героя. Родители Паблоса — мать-ведьма, отец-вор — постоянно спорят, чья профессия лучше. "Воровство, сынок, это не простое ремесло, а изящное искусство", — уверяет отец. Но мальчик уже с детских лет лелеет благородные мечты, отвергает предложения родителей овладеть их "искусством" и только благодаря своей настойчивости идет учиться. В школе Паблос знакомится с доном Дьего Коронелем, сыном благородных идальго, он искренне любит своего нового друга и с удовольствием обучает его различным играм. Но пребывание нашего героя в школе было непродолжительным, так как с ним приключилось следующее. Во пора карнавала тощая кляча, на которой восседал Паблос, схватила с овощного лотка кочан капусты и тут же его проглотила. Торговки подняли крик, стали забрасывать Паблоса и его школьных товарищей брюквой, баклажанами и другими овощами; школьники же, не растерявшись, запаслись камнями, и началась настоящая битва. Слуги правосудия прервали бой, но все же не обошлось без потерь. У дона Дьего была пробита башка, и его родители решили больше не отпускать сына в школу. Родители Паблоса тоже были в ярости, обвиняя во всем своего нерадивого сына. Паблос принимает решение уйти из отчего дома, бросить обучение в школе и остаться у дона Дьего в качестве слуги. Мальчиков отправляют в пансион, но вскоре выясняется, что лисенсиат Кабра, занимающийся воспитанием дворянских детей, из-за жадности морит воспитанников голодом. Единственный выход для детей — грабить, и Паблос становится профессионалом в воровском деле, поняв, что в этом его призвание. Когда один из воспитанников умирает от голода, отец дона Дьего забирает сына и Паблоса из пансиона и направляет их в университет в Алькала, где дон Дьего должен изучать грамматические науки.

Паблос вскоре становится известным "героем" благодаря своей хитрости и изворотливости, в то пора как его хозяин остается, живя среди плутов-студентов, гораздых на различные козни и проказы, благочестивым и честным юношей.Паблос вскоре становится известным "героем" благодаря своей хитрости и изворотливости, в то пора как его хозяин остается, живя среди плутов-студентов, гораздых на различные козни и проказы, благочестивым и честным юношей. С Паблосом же происходит множество забавнейших историй. Так, однажды он пообещал дону Дьего и всем своим приятелям украсть шпаги у ночного дозора. Осуществил он это следующим образом: поведав дозору историю о шести несуществующих убийцах и грабителях, которые якобы в в данный момент находятся в публичном доме, он просит стражей порядка совершать согласно его указаниям. Паблос объясняет им, что преступники вооружены и, как только увидят шпаги, которые бывают лишь у стражников, примутся стрелять, поэтому дозору надо оставить шпаги в траве на лугу у самого дома. Естественно, завладеть оружием не составило труда. Обнаружив пропажу, дозорные обошли все дворы, всматриваясь в лица, наконец, они добрались и до дома Паблоса, который, чтобы его не узнали, прикинулся покойником, поставив вместо духовника одного из своих товарищей. Несчастная стража удалилась в полном отчаянии, не обнаружив следов воровства. В Алькала длительно удивлялись этой проделке Паблоса, хотя уже были наслышаны о том, что он обложил данью все окрестные огороды и виноградники, а городской рынок превратил в место "столь небезопасное для торговцев, словно это был плотный лес". Все эти "подвиги" стяжали нашему герою славу самого ловкого и пронырливого пройдохи. Причем многие кабальеро стремились переманить Паблоса к себе на службу, но он оставался верен дону Дьего. И все же судьбе было угодно разлучить хозяина со слугой.

Дон Паблос получает письмо от своего дяди-палача, который опубликовывает печальные новости. Батюшка его повешен за воровство, и дядя, приводивший приговор в исполнение, гордится родственником, так как тот "висел столь степенно, что лучшего нельзя было и требовать". Матушка же приговорена инквизицией к четыремстам смертоносным ударам плетью за колдовство. Дядя просит Паблоса приехать за наследством в размере 400 дукатов и советует ему поразмыслить о профессии палача, так как с его знанием латыни и риторики он будет непревзойденным в этом искусстве. Дон Дьего был опечален разлукой, Паблос сокрушался ещё больше, но, расставаясь со своим господином, он сказал: "Другим я стал, сеньор… Целю я повыше, потому что если батюшка мой попал на лобное место, то я хочу попытаться выше лба прыгнуть".Дон Дьего был опечален разлукой, Паблос сокрушался ещё больше, но, расставаясь со своим господином, он сказал: "Другим я стал, сеньор… Целю я повыше, потому что если батюшка мой попал на лобное место, то я хочу попытаться выше лба прыгнуть".

На следующий день Паблос отправляется в Сеговию к дяде и получает те денежки, которые его родственник ещё не успел пропить. Дядя ведет глупейшие разговоры, постоянно прикладываясь к бутылке, и племянник решает поскорее удрать из его дома.

Наутро Паблос нанимает у погонщика осла и начинает долгожданное путешествие в столицу, Мадрид, так как уверен, что сможет там прожить благодаря своей изворотливости и ловкости. В дороге завязывается неожиданное знакомство. Дон Торибио, бедный идальго, лишившийся отцовского имущества из-за того, что оно не было выкуплено в срок, посвящает Паблоса в законы столичной жизни. Дон Торибио — один из членов шайки удивительного рода мошенников: вся их жизнь — обман, нацеленный на то, чтобы их принимали не за тех, кем они являются на самом деле. Так, по ночам они собирают на улицах бараньи и птичьи кости, кожуру от фруктов, старые винные мехи и разбрасывают все это в своих комнатах. Если утром кто-нибудь приходит с визитом, то тут же произносится заготовленная фраза: "Извините за беспорядок, ваша милость, в этом месте был званый обед, а эти слуги…", хотя, конечно, никаких слуг нет и в помине. Одураченный посетитель принимает весь тот самый хлам за остатки званого обеда и верит, что перед ним состоятельные идальго. Каждое утро начинается с тщательного изучения собственной одежды, так как пускать людям пыль в глаза не как-то просто: брюки очень быстро изнашиваются, поэтому изобретаются различные способы сидеть и стоять против света, каждая вещь имеет свою долгую историю, и, например, куртка может быть внучкой накидки и правнучкой большого плаща — ухищрениям несть числа. Также существует миллион способов пообедать в чужом доме. Предположим, поговорив с кем-нибудь две минуты, пройдохи узнают, где живет незнакомец, и идут туда как бы с визитом, но непременно в обеденное пора, при этом никогда не отказываясь от приглашения присоединиться к трапезе.Предположим, поговорив с кем-нибудь две минуты, пройдохи узнают, где живет незнакомец, и идут туда как бы с визитом, но непременно в обеденное пора, при этом никогда не отказываясь от приглашения присоединиться к трапезе. Эти молодые люди не могут позволить себе влюбляться бескорыстно, и происходит это лишь по необходимости. Они волочатся за трактирщицами — ради обеда, за хозяйкой дома — ради помещения, словом, дворянин их пошиба, если умеет изворачиваться, — "сам себе король, хоть мало чем и владеет". Паблос приходит в экстаз от такого необычайного способа существования и заявляет дону Торибио о своем решении вступить в их братство. По прибытии в Мадрид Паблос живет у одного из друзей дона Торибиб, к которому он нанимается слугой. Складывается парадоксальная ситуация: во-первых, плут кормит своего господина, во-вторых, плут не уходит от бедного идальго. Это подтверждает истинную доброту Паблоса, и он вызывает у нас симпатию, хотя мы понимаем, что восхищаться, собственно, нечем. Паблос проводит месяц в фирмы рыцарей легкой наживы, изучая все их воровские уловки. Но однажды, попавшись на продаже краденого платья, вся "жульническая коллегия" отправляется в тюрьму. Но у Паблоса есть преимущество — он новичок в этой фирмы, поэтому, дав взятку, выходит на свободу. А между тем все остальные члены шайки высылаются из Мадрида на шесть лет.

Паблос селится в гостинице и начинает ухаживать за хозяйской дочерью, представившись сеньором доном Рамиро де Гусманом. В один прекрасный день Паблос, закутавшись в плащ и изменив звук, изображает управляющего дона Рамиро и просит девушку сообщить сеньору о его будущих крупных доходах. Этот случай совершенно сразил девицу, мечтающую о богатом муже, и она соглашается на предложенное Паблосом ночное свидание. Но когда наш герой забрался на крышу, чтобы через окно проникнуть в комнату, он поскользнулся, полетел и "грохнулся на крышу соседнего дома с такой силой, что перебил всю черепицу". От шума проснулся весь жилище, слуги, приняв Паблоса за вора, как следует поколотили его палками на глазах у дамы сердца. Таким образом, став предметом насмешек и оскорблений, пройдоха, не заплатив за еду и проживание, удирает из гостиницы.Таким образом, став предметом насмешек и оскорблений, пройдоха, не заплатив за еду и проживание, удирает из гостиницы.

Теперь Паблос представляется доном Фелипе Тристаном и, полагаясь на свою предприимчивость и продолжая изображать из себя богатого жениха, старается познакомиться со знатной дамой. Вскоре невеста найдена, но, на беду Паблоса, её кузеном оказывается дон Дьего Коронель, который узнает в доне фелипе Тристане своего бывшего слугу и приказывает своим нынешним слугам как следует рассчитаться с подлым обманщиком и плутом. В результате лицо Паблоса рассечено шпагой, он весь изранен и стонет от боли. Эта неожиданная расправа выбила его из колеи, и некоторое пора Паблос был обречен на вынужденное бездействие. Потом какой-то бедняк обучил его необходимому жалобному тону и причитаниям нищего, и наш герой целую неделю бродит по улицам, прося милостыню. Вскоре, однако, судьба его снова круто изменилась. Один из самых великих мошенников, "которых когда-либо создавал Господь бог", предлагает ему работать на пару, открывая свой величайший секрет в высшем искусстве нищенства. В день они крадут троих-четверых детей, а потом за большое вознаграждение сами же возвращают их благодарным родителям. Неплохо на этом нажившись, Паблос уезжает из столицы и направляется в Толедо, городишко, где он никого не знает и о нем никто не ведает.

На постоялом дворе наш герой встречает труппу странствующих комедиантов, которые тоже держат путь в Толедо. Его принимают в труппу, он оказывается прирожденным актером и с упоением играет на сцене. Вскоре он приобретает известность и уже сам занимается сочинением комедий, подумывая о том, чтобы стать директором труппы. Но все его планы рушатся в один миг. Директор, не уплатив какой-то задолженность, попадает в тюрьму, труппа распадается, и каждый идет своей дорогой. Его друзья-актеры предлагают ему работу в других труппах, но Паблос отказывается, поскольку временно не нуждается в деньгах, к работе охладел и хочет просто поразвлекаться. Какое-то пора он посещает богослужения при женском монастыре и влюбляет в себя одну из монахинь.Какое-то пора он посещает богослужения при женском монастыре и влюбляет в себя одну из монахинь. Обобрав наивную девушку, Паблос исчезает из Толедо.

Теперь путь его лежит в Севилью. Здесь он в короткий срок овладевает основами шулерской игры в карты и становится асом среди других мошенников. Неожиданно в городской гостинице Паблос встречает одного из своих сотоварищей по Алькала по имени Маторраль, профессионального убийцу. Попав однажды случайно в кровавую схватку с ночным дозором, Паблос совместно с ним вынужден скрываться от правосудия.

Чтобы узнать, не улучшится ли с переменой места и материка его жребий, Паблос перебирается в Вест-Индию. "Обернулось, однако, все это к худшему, потому что никогда не исправит своей участи тот, кто меняет место и не меняет своего образа жизни и своих привычек".

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Ирвинг В. История Нью-Йорка. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Ирвинг В. Произведение "История Нью-Йорка"

В одной из нью-йоркских гостиниц в 1808 г. поселился низенький шустрый старичок и продолжительно жил в ней, ничего не платя хозяевам, так что те в конце концов забеспокоились и стали наводить справки о том, кто он и чем занимается. Выяснив, что он литератор, и решив, что это какая-то новая политическая партия, хозяйка намекнула ему насчет платы, но старичок обиделся и сказал, что у него имеется сокровище, которое стоит больше, чем вся её отель. Через некоторое час старичок исчез, а хозяева гостиницы решили опубликовать оставшуюся в его комнате рукопись, чтобы возместить ущерб.

Дидрих Никербокер (так звали старичка) написал "Историю Нью-Йорка". Своими предшественниками он называет Геродота, Ксенофонта, Саллюстия и других и посвящает свой труд Нью-Йорк-скому историческому обществу. Уснащая свои рассуждения ссылками на древних философов и историков, Никербокер начинает свой труд с описания похожей на апельсин Земли, которая однажды "вбила себе в голову, что она должна кружиться, как своенравная юная леди в верхнеголландском вальсе". Земля состоит из суши и воды, и среди материков и островов, на которые она дробится, есть прославленный остров Нью-Йорк. Когда в 1492 г. Кристобаль Колон открыл Америку, первооткрывателям пришлось вырубать леса, осушать болота и истреблять дикарей — так и читателям придется преодолеть немало трудностей, прежде чем они смогут без труда преодолеть остальную часть истории. Автор витиевато доказывает, что эта часть света обитаема (свидетельство чему — населяющие её индейские племена), и отстаивает право первых колонистов на владение Америкой — ведь они рьяно старались приобщить её к благам цивилизации: научили индейцев обманывать, пить ром, сквернословить и т. п. В 1609 г. Хендрик Гудзон, желая попасть в Китай, поднялся по реке Мохеган, переименованной позже в Гудзон. Моряки высадились в деревушке Коммунипоу и захватили её, замучив до смерти местных обитателей своим нижнеголландским наречием. Рядом с этой деревушкой и вырос Нью-Йорк, названный поначалу Новый Амстердам.Рядом с этой деревушкой и вырос Нью-Йорк, названный поначалу Новый Амстердам. Его основателями были четыре голландца: Ван-Кортландт, Харденбрук (Креп-коштанник), Ван-Зандт и Тен Брук (Десятиштанный).

Этимология названия Манхэттен тоже вызывает споры: одни говорят, что оно случилось от Ман-хет-он (надетая мужская шляпа) и связано с привычкой местных обитателей носить войлочные шляпы, другие, в том числе Никербокер, считают, что Манна-хата значит "страна, изобилующая млеком и медом". Пока Крепкоштанный и Десятиштанник спорили, как строить новый град, он вырос сам собой, что сделало дальнейшие споры о плане города бессмысленными. В 1629 г. губернатором провинции Новые Нидерланды был назначен прямой потомок царя Чурбана Воутер Ван-Твиллер (Вальтер Сомневающийся). Он четыре раза в день ел, тратя на каждую трапезу по часу, восемь часов курил и сомневался и двенадцать часов спал. Времена Ван-Твиллера можно назвать золотым веком провинции, сравнимым с золотым царством Сатурна, описанным Гесиодом. Дамы по простоте своих нравов могли соперничать с воспетыми Гомером Навсикаей и Пенелопой. Спокойная самонадеянность или, вернее, злосчастная честность правительства стала началом всех бед Новых Нидерландов и их столицы. Их восточными соседями были английские переселенцы-пуритане, прибывшие в Америку в 1620 г. За болтливость обитатели Маис-Чусаег (Массачусетса) в шутку прозвали их Янки (молчаливые люди). Спасшись от преследований Якова I, они в свою очередь начали преследовать еретиков-папистов, квакеров и анабаптистов за злоупотребление свободой совести, которая содержится в том, что человек может придерживаться в вопросах религии своего мнения, только если оно правильно и совпадает с мнением большинства, в противном случае он заслуживает кары. Жители Коннектикута оказались заядлыми скваттерами и сначала захватывали землю, а потом уж пытались обосновать свое право на нее. Земли на реке Коннектикут принадлежали голландцам, которые построили на берегу реки форт Гуд-Хоп, но наглые янки у самых стен форта развели луковые плантации, так чточестные голландцы не могли смотреть в ту сторону без слез.Земли на реке Коннектикут принадлежали голландцам, которые построили на берегу реки форт Гуд-Хоп, но наглые янки у самых стен форта развели луковые плантации, так что честные голландцы не могли смотреть в ту сторону без слез.

После смерти Ван-Твиллера в 1634 г. Новыми Нидерландами стал править Вильгельмус Кифт (Вильям Упрямый), который решил победить янки с помощью посланий, но послания не возымели действия и янки захватили Гуд-Хоп, а потом и Устричную бухту. Слово "янки" стало для голландцев таким же страшным, как слово "галл" для древних римлян. Тем временем с иной стороны шведы в 1638 г. основали крепость Минневитс и присвоили прилегающим областям название Новая Швеция.

Примерно в 1643 г. люди из восточной страны образовали конфедерацию Объединенные колонии Новой Англии (Совет Амфиктионов), что было смертельным ударом для Вильяма Упрямого, считавшего, что она создана с поставленной задачей прогнать голландцев из их прекрасных владений. После его смерти в 1647 г. губернатором Нового Амстердама стал Питер Стайвесант. Его прозвали Питером Твердоголовым, "что было большим комплиментом его мыслительным способностям". Он заключил со своими восточными соседями мирный контракт, а мирный контракт — "большое политическое зло и один из самых распространенных источников войны", потому как переговоры, подобно ухаживанию, — срок любезных речей и нежных ласк, а контракт, подобно брачному обряду, служит сигналом к враждебным действиям. Поскольку восточные соседи занялись борьбой с ведьмами, им стало не до Новых Нидерландов, и Питер Стайвесант воспользовался этим, чтобы положить конец нападениям шведов. Генерал Вон-Поффенбург построил на Делавэре грозное укрепление — Форт-Кашемир, названное так в честь коротких штанов зеленовато-желтого цвета, особо любимых губернатором. Шведский глава администрации области Рисинг посетил Форт-Кашемир и после пирушки, устроенной Вон-Поффенбургом, захватил форт. Доблестный Питер Стайве-сант стал собирать войска, чтобы повести их на Форт-Кашемир и изгнать оттуда торгашей-шведов. Осадив форт, войска Питера стали терзать уши шведов столь чудовищной музыкой, что те предпочли сдаться. По иной версии, требование о капитуляции было составлено в столь учтивой форме, что шведы никак не могли отказаться от выполнения столь вежливой просьбы.По иной версии, требование о капитуляции было составлено в столь учтивой форме, что шведы никак не могли отказаться от выполнения столь вежливой просьбы. Питер Твердоголовый хотел завоевать всю Швецию и двинулся на Форт-Кристина, который, как вторая Троя, выдерживал осаду целых десять часов и в конце концов был взят. Новая Швеция, покоренная победоносным Питером Стай-весантом, была низведена до положения колонии, названной Саут-Ривер. Затем Питер отправился в восточную страну и узнал, что Англия и Новая Англия хотят завладеть провинцию Новые Нидерланды. Жители Нового Амстердама сильно укрепили град — постановлениями, потому как власти решили ограждать провинцию тем же способом, каким Пантагрюэль защитил свою армию — прикрыв её языком. Питер вернулся в Новый Амстердам и решил ни за что не сдавать град без боя. Но враги распространили среди народа воззвание, в котором воспроизвели условия, предъявленные ими в требовании о сдаче; эти условия показались народу приемлемыми, и он, несмотря на протесты Питера, не захотел ограждать град. Отважному Питеру пришлось подписать капитуляцию. Нет событий, которые причиняют чувствительному историку такую скорбь, как упадок и разрушение прославленных и могущественных империй. Эта судьба постигла и империю Высокомощных Господ в знаменитой столице Манхатёза под менеджментом миролюбивого Вальтера Сомневающегося, раздражительного Вильяма Упрямого и рыцарственного Питера Твердоголового. Через три часа после сдачи отряд британских солдат вступил в Новый Амстердам. Все пространство Северной Америки от Новой Шотландии до Флориды стало единым владением Британской короны. Зато разрозненные колонии объединились и стали могущественными, они сбросили с себя иго метрополии и стали независимым государством. Что же касается того, как окончил свои дни Питер Стайвесант, то он, дабы не быть свидетелем унижения любимого города, удалился в свое поместье и жил там до конца своих дней.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Достоевский Ф.М. Бесы. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Достоевский Ф.М. Произведение "Бесы"

Действие романа происходит в губернском городе ранней осенью. О событиях повествует хроникер Г-в, который также является участником описываемых обытий. Его рассказ начинается с истории Степана Трофимовича Верховенского, идеалиста сороковых годов, и описания его сложных платонических отношений с Варварой Петровной Став-рогиной, знатной губернской дамой, покровительством которой он пользуется.

Вокруг Верховенского, полюбившего <гражданскую роль> и живущего <воплощенной укоризной> отчизне, группируется местная либерально настроенная молодежь. В нем много <фразы> и позы, однако довольно также ума и проницательности. Он был воспитателем многих героев романа. Прежде красивый, теперь он несколько опустился, обрюзг, играет в карты и не отказывает себе в шампанском.

Ожидается приезд Николая Ставрогина, чрезвычайно <загадочной и романической> личности, о которой ходит множество слухов. Он служил в элитном гвардейском полку, стрелялся на дуэли, был разжалован, выслужился. Затем понятно, что закутил, пустился в самую дикую разнузданность. Побывав четыре года назад в родном городе, он много накуролесил, вызвав всеобщее возмущение: оттаскал за нос почтенного человека Гаганова, больно укусил за ухо тогдашнего главу администрации области, публично поцеловал чужую жену: В конце концов все как бы объяснилось белой горячкой. Выздоровев, Ставрогин уехал за рубеж.

Его мать Варвара Петровна Ставрогина, дама решительная и властная, обеспокоенная вниманием сына к её воспитаннице Дарье Шатовой и заинтересованная в его браке с дочерью приятельницы Лизой Тушиной, решает женить на Дарье своего подопечного Степана Трофимовича. Тот в некотором ужасе, хотя и не без воодушевления, готовится сделать предложение.

В соборе на обедне к Варваре Петровне неожиданно подходит Марья Тимофеевна Лебядкина, она же Хромоножка, и целует её руку. Заинтригованная леди, получившая недавно анонимное письмо, где сообщалось, что в её судьбе будет игрывать серьезную роль хромая дама, приглашает её к себе, с нимиже едет и Лиза Тушина.Заинтригованная леди, получившая недавно анонимное письмо, где сообщалось, что в её судьбе будет игрывать серьезную роль хромая дама, приглашает её к себе, с ними же едет и Лиза Тушина. Там уже ждет взволнованный Степан Трофимович, так как именно на тот самый день намечено его сватовство к Дарье. Вскоре в этом месте же оказывается и прибывший за сестрой капитан Лебядкин, в туманных речах которого, перемежающихся стихами его собственного сочинения, упоминается некая страшная тайна и намекается на какие-то особенные его права.

Внезапно объявляют о приезде Николая Ставрогина, которого ожидали только через месяц. Сначала появляется суетливый Петр Верховенский, а за ним уже и сам бледный и романтичный красавец Ставрогин. Варвара Петровна с ходу задает сыну вопрос, не является ли Марья Тимофеевна его законной супругой. Ставрогин молча целует у матери руку, потом благородно подхватывает под руку Лебядкину и выводит её. В его отсутствие Верховенский опубликовывает красивую историю о том, как Ставрогин внушил забитой юродивой красивую мечту, так что она более того вообразила его своим женихом. Тут же он строго спрашивает Лебядкина, правда ли это, и капитан, трепеща от страха, все подтверждает.

Варвара Петровна в восторге и, когда её сын появляется снова, просит у него прощения. Однако происходит неожиданное: к Став-рогину вдруг подходит Шатов и дает ему пощечину. Бесстрашный Ставрогин в гневе хватает его, но тут же вдруг убирает руки за спину. Как выяснится позже, это ещё одно свидетельство его огромной силы, ещё одно испытание. Шатов беспрепятственно выходит. Лиза Тушина, прямо неравнодушная к <принцу Гарри>, как называют Ставрогина, падает в обморок.

Проходит восемь дней. Ставрогин никого не принимает, а когда его затворничество заканчивается, к нему тут же проскальзывает Петр Верховенский. Он изъявляет подготовленность на все для Ставрогина и опубликовывает про тайное общество, на собрании которого они должны сообща появиться. Вскоре после его визита Ставрогин направляется к инженеру Кириллову. Инженер, для которого Ставрогин много значит, опубликовывает, что по-прежнему исповедует свою идею. Ее суть - в необходимости освободиться от Бога, который есть не что иное, как; <боль страха смерти>, и высказать своеволие, убив самого себя и таким образом став человекобогом.Ее суть - в необходимости освободиться от Бога, который есть не что иное, как; <боль страха смерти>, и высказать своеволие, убив самого себя и таким образом став человекобогом.

Затем Ставрогин поднимается к живущему в том же доме Шато-ву, которому опубликовывает, что на самом деле некоторое час назад в Петербурге официально женился на Лебядкиной, а также о своем намерении в ближайшее час публично объявить об этом. Он великодушно предупреждает Шатова, что его собираются убить. Шатов, на которого Ставрогин прежде имел большое влияние, раскрывает ему свою новую идею о народе-богоносце, каковым считает русский народ, советует бросить богатство и мужицким трудом достичь Бога. Правда, на встречный вопрос, а верит ли он сам в Бога, Шатов несколько неуверенно отвечает, что верит в православие, в Россию, что он: будет веровать в Бога.

Той же ночью Ставрогин направляется к Лебядкину и по дороге встречает беглого Федьку Каторжного, подосланного к нему Петром Верховенским. Тот изъявляет подготовленность исполнить за плату любую волю барина, но Ставрогин гонит его. Лебядкину он опубликовывает, что собирается объявить о своем браке с Марьей Тимофеевной, на которой женился <:после пьяного обеда, из-за пари на вино:>. Марья Тимофеевна встречает Ставрогина рассказом о зловещем сне. Он спрашивает её, готова ли она уехать сообща с ним в Швейцарию и там уединенно прожить оставшуюся жизнь. Возмущенная Хромоножка кричит, что Ставрогин не князь, что её князя, ясного сокола, подменили, а он - самозванец, у него нож в кармане. Сопровождаемый её визгом и хохотом, взбешенный Ставрогин ретируется. На обратном пути он бросает Федьке Каторжному финансы.

На следующий день происходит дуэль Ставрогина и местного дворянина Артемия Гаганова, вызвавшего его за оскорбление отца. Кипящий злобой Гаганов трижды стреляет и промахивается. Ставрогин же объявляет, что не хочет больше никого убивать, и трижды демонстративно стреляет в воздух. История эта сильно поднимает Ставрогина в глазах общества.

Между тем в городе наметились легкомысленные настроения и склонность к разного родакощунственным забавам: издевательство над новобрачными, осквернение иконы и пр.Между тем в городе наметились легкомысленные настроения и склонность к разного рода кощунственным забавам: издевательство над новобрачными, осквернение иконы и пр. В губернии неспокойно, свирепствуют пожары, порождающие слухи о поджогах, в разных местах находят призывающие к бунту прокламации, где-то свирепствует холера, проявляют недовольство рабочие закрытой фабрики Шпигулиных, некий подпоручик, не вынеся выговора командира, бросается на него и кусает за плечо, а до того им были изрублены два образа и зажжены церковные свечки перед сочинениями Фохта, Молешотта и Бюхнера: В этой атмосфере готовится праздник по подписке в пользу гувернанток, затеянный женой главу администрации области Юлией Михайловной.

Варвара Петровна, оскорбленная слишком явным желанием Степана Трофимовича жениться и его слишком откровенными письмами к сыну Петру с жалобами, что его, мол, хотят женить <на чужих грехах>, назначает ему пенсион, но сообща с тем объявляет и о разрыве.

Младший Верховенский в это час развивает бурную дело. Он допущен в жилище к главе администрации области и пользуется покровительством его супруги Юлии Михайловны. Она считает, что он связан с революционным движением, и мечтает раскрыть с его помощью государственный заговор. На свидании с губернатором фон Лембке, чрезвычайно озабоченным происходящим, Верховенский умело выдает ему несколько имен, в частности Шатова и Кириллова, но при этом просит у него шесть дней, чтобы раскрыть всю организацию. Затем он забегает к Кириллову и Шатову, уведомляя их о собрании <наших> и прося быть, после чего заходит за Ставрогиным, у которого только что побывал Маврикий Николаевич, молодой Лизы Тушиной, с предложением, чтобы Николай Всеволодович женился на ней, поскольку она хоть и ненавидит его, но в то же час и любит. Ставрогин признается ему, что никак этого сделать не может, поскольку уже женат. Вместе с Верховенским они отправляются на тайное собрание.

На собрании выступает мрачный Шигалев со своей программой <конечного разрешения вопроса>. Ее суть в разделении человечества на две неравные части, из которых одна десятая получает свободу и безграничное право над остальными девятью десятыми, превращенными в стадо.Ее суть в разделении человечества на две неравные части, из которых одна десятая получает свободу и безграничное право над остальными девятью десятыми, превращенными в стадо. Затем Верховенский предлагает провокационный вопрос, донесли ли бы участники собрания, если б узнали о намечающемся политическом убийстве. Неожиданно поднимается Шатов и, обозвав Верховенского подлецом и шпионом, покидает собрание. Это и надобно Петру Степановичу, который уже наметил Шатова в жертвы, чтобы кровью скрепить образованную революционную группу-<пятерку>. Верховенский увязывается за вышедшим сообща с Кирилловым Ставрогиным и в горячке посвящает их в свои безумные замыслы. Его поставленная проблема - пустить большую смуту. <Раскачка такая пойдет, какой мир ещё не видал: Затуманится Русь, заплачет почва по старым богам:> Тогда-то и понадобится он, Ставрогин. Красавец и аристократ. Иван-Царевич.

События нарастают как снежный ком. Степана Трофимовича <описывают> - приходят чиновники и забирают бумаги. Рабочие со шпигулинской фабрики присылают просителей к главе администрации области, что вызывает у фон Лембке приступ ярости и выдается чуть ли не за бунт. Попадает под горячую руку градоначальника и Степан Трофимович. Сразу следом за этим в губернаторском доме происходит также вносящее смуту в умы объявление Ставрогина, что Лебядкина - его благоверная.

Наступает долгожданный день праздника. Гвоздь первой части - чтение известным писателем Кармазиновым своего прощального сочинения , а потом обличительная речь Степана Трофимовича. Он страстно защищает от нигилистов Рафаэля и Шекспира. Его освистывают, и он, проклиная всех, высокомерно удаляется со сцены. Становится понятно, что Лиза Тушина среди бела дня пересела вдруг из своей кареты, оставив там Маврикия Николаевича, в карету Ставрогина и укатила в его имение Скворешники. Гвоздь второй части праздника - <кадриль литературы>, уродливо-карикатурное аллегорическое действо. Губернатор и его благоверная за пределами себя от возмущения. Тут-то и сообщают, что горит Заречье, якобы подожженное шпигулинскими, чуть позже становится понятно и об убийстве капитана Лебядкина, его сестры и служанки.Тут-то и сообщают, что горит Заречье, якобы подожженное шпигулинскими, чуть позже становится понятно и об убийстве капитана Лебядкина, его сестры и служанки. Губернатор едет на пожар, где на него падает бревно.

В Скворешниках меж тем Ставрогин и Лиза Тушина сообща встречают утро. Лиза намерена уйти и всячески старается уязвить Ставрогина, который, напротив, пребывает в нехарактерном для него сентиментальном настроении. Он спрашивает, для чего Лиза к нему пришла и для чего было <столько счастья>. Он предлагает ей сообща уехать, что она воспринимает с насмешкой, хотя в какое-то мгновение глаза её вдруг загораются. Косвенно в их разговоре всплывает и тема убийства - пока только намеком. В эту минуту и появляется вездесущий Петр Верховенский. Он опубликовывает Ставрогину подробности убийства и пожара в Заречье. Лизе Ставрогин говорит, что не он убил и был против, но знал о готовящемся убийстве и не остановил. В истерике она покидает ставрогинский жилище, неподалеку её ждет просидевший всю ночь под дождем преданный Маврикий Николаевич. Они направляются к месту убийства и встречают по дороге Степана Трофимовича, бегущего, по его словам, <из бреду, горячечного сна, искать Россию >. В толпе около пожарища Лизу узнают как <ставрогинскую>, поскольку уже пронесся слух, что дело затеяно Ставрогиным, чтобы освободиться от жены и взять другую. Кто-то из толпы бьет её, она падает. Отставший Маврикий Николаевич успевает слишком поздно. Лизу уносят ещё живую, но без сознания.

А Петр Верховенский продолжает хлопотать. Он собирает пятерку и объявляет, что готовится донос. Доносчик - Шатов, его надобно непременно убрать. После некоторых сомнений сходятся, что общее дело важнее всего. Верховенский в сопровождении Липутина идет к Кириллову, чтобы напомнить о договоренности, по которой тот должен, прежде чем покончить с собой в соответствии со своей идеей, взять на себя и чужую кровь. У Кириллова на кухне сидит выпивающий и закусывающий Федька Каторжный. В гневе Верховенский выхватывает револьвер: как он мог ослушаться и появиться здесь? Федька неожиданно бьет Верховенского, тот падает без сознания, Федька убегает. Свидетелю этой сцены Липутину Верховенский заявляет, что Федька в последний раз пил водку.Свидетелю этой сцены Липутину Верховенский заявляет, что Федька в последний раз пил водку. Утром на самом деле становится понятно, что Федька найден с проломленной головой в семи верстах от города. Липутин, уже было собравшийся бежать, теперь не сомневается в тайном могуществе Петра Верховенского и остается.

К Шатову тем же вечером приезжает благоверная Марья, бросившая его после двух недель брака. Она беременна и просит временного пристанища. Чуть позже к нему заходит молодой офицерик Эркель из <наших> и опубликовывает о завтрашней встрече. Ночью у жены Шатова начинаются роды. Он бежит за акушеркой Виргинской и потом помогает ей. Он счастлив и чает новой трудовой жизни с женой и ребенком. Измотанный, Шатов засыпает под утро и пробуждается уже затемно. За ним заходит Эркель, сообща они направляются в ставрогинский парк. Там уже ждут Верховенский, Виргинский, Липутин, Лямшин, Толкаченко и Шигалев, который вдруг категорически отказывается принимать участие в убийстве, потому что это противоречит его программе.

На Шатова нападают. Верховенский выстрелом из револьвера в упор убивает его. К телу привязывают два больших камня и бросают в пруд. Верховенский спешит к Кириллову. Тот хоть и негодует, однако обещание выполняет - описывает под диктовку записку и берет на себя вину за убийство Шатова, а потом стреляется. Верховенский собирает вещи и уезжает в Петербург, оттуда за рубеж.

Отправившись в свое последнее странствование, Степан Трофимович умирает в крестьянской избе на руках примчавшейся за ним Варвары Петровны. Перед смертью случайная попутчица, которой он рассказывает всю свою жизнь, читает ему Евангелие, и он сравнивает одержимого, из которого Христос изгнал бесов, вошедших в свиней, с Россией. Этот пассаж из Евангелия взят хроникером одним из эпиграфов к роману.

Все участники преступления, кроме Верховенского, вскоре арестованы, выданные Лямшиным. Дарья Шатова получает письмо-исповедь Ставрогина, который признается, что из него < вылилось одно отрицание, без всякого великодушия и безо всякой силы>.Дарья Шатова получает письмо-исповедь Ставрогина, который признается, что из него < вылилось одно отрицание, без всякого великодушия и безо всякой силы>. Он зовет Дарью с собой в Швейцарию, где купил маленький дом в кантоне Ури, чтобы поселиться там навечно. Дарья дает прочесть письмо Варваре Петровне, но тут обе узнают, что Ставрогин неожиданно появился в Скворешниках. Они торопятся туда и находят <гражданина кантона Ури> повесившимся в мезонине.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Добычин Л.И. Город Эн. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Добычин Л.И. Произведение "Город Эн"

Я иду на престольный праздник в тюремную церковь сообща с маман и Александрой Львовной Лей. Тут мы встречаем "мадмазель" Горшкову и её маленьких учениц.

Читаю про град Эн, про Чичикова и Манилова. Идем с нянькой Цецилией прогуливаться, она ведет меня в костел. На улице встречаем "страшного мальчика", который корчит нам рожу. Я очень пугаюсь.

Мечтаю поехать в град Эн и дружить там с сыновьями Манилова. Маман встречает Новый год у Белугиных. Там она знакомится с инженершей Кармановой, у которой сын Серж. Теперь я мечтаю о дружбе с Сержем. Идем с нянькой смотреть на парад.

Карманова и Серж приходят в гости. И Серж оказывается тем самым "страшным мальчиком" (правда, не признается, что это был он). Я остаюсь в сомнении. Наша семья переселяется в квартиру Белугиных, которых перевели в Митаву. Кармановы живут в том же доме. Наступает Пасха, приезжают с поздравлениями гости, среди них — Кондратьевы.

Летом Кондратьевы едут в лагерь. (Глава семьи — боевой медик.) Мы навещаем их. Я общаюсь с их сыном, Андреем. Инженерша Карманова, её дочка Софи и Серж уезжают на лето в Самоквасово. Мы провожаем их на вокзал. Лето проводим в деревне на Курляндском берегу.

Возвратившись в град, мы встречаемся с Кармановыми, Кондратьевыми, Александрой Львовной Лей. Узнаем, что Софи вышла замуж.

Осенью умирает отец, заразившись на вскрытии. Теперь квартира велика для нас, и мы переезжаем на новую.

Маман устраивается на телеграф ученицей. А я готовлюсь в приготовительный класс, учась у "мадмазель" Горшковой. Горшкова часто пожимает мне руку "под прикрытием стола".

Я замечаю, что встречи с гимназистом Васей Стрижкиным — предзнаменование удачи. И перед вступительным экзаменом как раз его встречаю.

Узнаем, что у Софи родился мальчик. В гостях у Кармановых я знакомлюсь со своей сверстницей, Тусенькой Сиу.

Мы с маман едем на выставку, потом смотрим "живую фотографию". Наутро я получаю записку от Стефании Грикюпель: она хочет со мною познакомиться. Маман узнает о моем знакомствес этой девочкой и запрещает дальнейшие встречи.Маман узнает о моем знакомстве с этой девочкой и запрещает дальнейшие встречи.

В училище у меня нелады с арифметикой. Продолжается приятельство с Сержем Кармановым. Тусенька Сиу, оказывается, думала, что моя фамилия "Ять", как у телеграфиста в книге "Чехов". Софи уезжает в Либаву, куда перевели её мужа. Александра Львовна в форме "сестры" отправляется на Дальний Восток, потому что идет битва с Японией.

Лето Кармановы проводят в Шавских Дрожках, мы едем к ним в гости. Осенью я начинаю заниматься немецким языком. Меня на час сажают в карцер за то, что я не заметил на улице учителя чистописания. Я думаю о мести.

Мы переезжаем на новую квартиру. Летом едем в Витебск к даме, которая гостила у нас во час похорон отца. Возвратясь в град, учусь у Горшковой французскому языку. Узнаю о мире с Японией.

Во час занятий недалеко от училища взрывается бомба. Занятия отменяются. На улицах происходят столкновения бунтовщиков с полицией. Мы то учимся, то нет.

С Дальнего Востока возвращается Кондратьев и Александра Львовна Лей, которая посвятила себя уходу за контуженным после ранения в голову доктором Вагелем.

Инженера Карманова кто-то убивает на улице. Серж дает клятву отомстить за отца. Инженерша с Сержем навсегда уезжают в Москву. Летом мы приезжаем в Шавские Дрожки к Белугиным, знакомимся с сестрой Белугиной, Ольгой Кусковой. Умирает учитель чистописания. Я хожу прогуливаться с Андреем Кондратьевым. Он мне не очень нравится и не может заместить Сержа. Александра Львовна выходит замуж за доктора Вагеля. А я все думаю о Тусеньке. Хотя лучше называть её Натали.

Я получаю приглашение провести лето с Кармановыми. Мы с Сержем едем в Шавские Дрожки, откуда через Севастополь — в Евпаторию. Умирает эскулап Вагель, муж Александры Львовны. Открывается электрический театр. Александра Львовна выигрывает в лотерею двести тысяч — билет принадлежит её покойному мужу. На Пасху узнаем, что умерла леди из Витебска.

Лето. Едем смотреть жилище, который купила Александра Львовна в местечке Свента Гура. Она строит часовню и хочет организовать православное братство.Она строит часовню и хочет организовать православное братство.

Мне назначают свидание на бульваре. Прихожу, но вижу только некрасивую девочку Агату. Значит, та леди, которая назначила мне свидание, не пришла. Я продолжаю полагать о Натали.

Директор предлагает мне поступить в наблюдатели метеорологической станции. Их освобождают от платы за учение. Шестиклассник Гвоздев показывает мне, что и как надобно совершать. Начинаю с ним дружить, но приятельство как-то обрывается.

По настоянию мамы покупаю абонемент на каток. Там встречаюсь со Стефанией Грикюпель. Она знакомит меня с девицей Луизой Кугенау-Петрошка. Натали катается с другим.

На масленицу еду в Москву к Кармановым. Там встречаю Ольгу Кускову. Она назначает мне свидание, но я не иду. У Софи уже трое детей.

Собираюсь одаривать уроки Луизе Кугенау-Петрошка, но не схожусь в цене с её матерью. Празднуется столетие Гоголя. Я растроганно думаю о городе Эн, Чичикове и Манилове.

Приходит письмо от Кармановой. Оказывается, Серж живет с Ольгой Кусковой, и инженерша не препятствует этому. Начинается учебный год. Приезжает Карманова, рассказывает, что Ольга Кускова "плохо понимала свое положение". И после того, как инженерша поговорила с ней, Ольга покончила с собой. Полковник Писцов делает предложение маман, но она отказывает. Осенью становлюсь репетитором у одного пятиклассника. В дружбе разочаровываюсь.

В училище новый шеф. Мы едем на экскурсию в Ригу, потом в Полоцк.

Я начинаю дружить с Ершовым. Он рассказывает про своего отца, который состоит в переписке с Толстым. Но Ершову надоедает приятельство со мной, и он не хочет более того поговорить о смерти Толстого. Я знакомлюсь со сверстницей, Блюмой Кац-Каган.

Кто-то убивает камнем попечителя учебного округа. Оказывается, он был маньяком и нарочно проваливал красивых учеников. Приближаются выпускные экзамены. Выдержав их, мы получаем выпускные свидетельства. Я поступаю на место, где принимают не по экзаменам.

Случайно я узнаю, что близорук. Надев очки, понимаю, что все видел неправильно.Надев очки, понимаю, что все видел неправильно. Хотел бы теперь видеть Натали, но она в Одессе.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Гофман Э.Т. Житейские воззрения Кота Мурра. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Гофман Э.Т. Произведение "Житейские воззрения Кота Мурра"

При подготовке к печати записок Мурра, потомка прославленного Гинца фон Гинценфельда (более известного миру как Кот в сапогах), издатели обратили внимательность на присутствие в рукописи прямо посторонних фрагментов — отрывков из опубликованного ранее повествования о капельмейстере Иоганнесе Крейслере и его друге маэстро Абрагаме. Страницы эти оказались в рукописи Мурра по той простой причине, что Кот использовал их — распотрошив книгу из библиотеки своего хозяина Абрагама — в качестве промокательной бумаги. По странному совпадению, многие эпизоды жизнеописания Крейслеpa дополняют события, изложенные Котом Мурром, — но это сущая случайность, поскольку Мурр придерживался строгой хронологии, а страницы из книги вырывались им произвольно. Тем не менее издатель оставил все как есть — на том основании, что именно Крейслеру маэстро Абрагам вверил заботу о Коте Мурре, удаляясь от двора князя Иринея.

Князь имел некогда пусть миниатюрное, но свое княжество, потерянное им после роспуска Бонапартом прусской администрации в Польше (кое-кто, хотя вообще-то, полагал, что княжество попросту выпало из его кармана на прогулке). Наиболее влиятельными лицами при дворе были советница вдова Бенцон (в молодые годы фаворитка князя) и маэстро Абрагам, слывущий магом и алхимиком. Органный мастер и настройщик роялей, он снискал славу иллюзиониста и устроителя фейерверков и парковых аллегорий, был обласкан старым князем, после его смерти странствовал по Европе, но далее снова призван служить при дворе поселившегося в Зигхартсвейлере Иринея.

Еще одно влиятельное — но совершенно в ином роде — лицо при дворе, возбуждающее в свите самые противоречивые чувства, это капельмейстер Иоганнес Крейслер, дающий уроки музыки дочери князя принцессе Гедвиге и её подруге Юлии, дочери вдовы Бенцон. Рано осиротевший, Крейслер был воспитан и обучен нотной грамоте маэстро Абрагамом, который на всю жизнь стал его лучшим другом.

Жизнью и душевными устремленьями обязан Абрагаму и Кот Мурр. Он полагает, что родился в доме маэстро, причем не иначе как на чердаке (откуда ещё могла взяться возвышенность его ума и духа); между тем слепым котенком, вкупе с братьями и сестрами, он был подвергнут утоплению в реке и, чудом не захлебнувшись, вытащен из воды за шкирку проходившим по мосту Абрагамом.Он полагает, что родился в доме маэстро, причем не иначе как на чердаке (откуда ещё могла взяться возвышенность его ума и духа); между тем слепым котенком, вкупе с братьями и сестрами, он был подвергнут утоплению в реке и, чудом не захлебнувшись, вытащен из воды за шкирку проходившим по мосту Абрагамом. Воспитание в традициях Руссо, наряду с тягой к письменному столу маэстро и книгам на столе, привело к тому, что Мурр очень скоро выучился читать (сравнивая читаемое хозяином вслух со словами в книге), а далее и писать. Первыми литературными опытами Кота были дидактический роман "Мысль и чутье, или Кот и Пес" (созданный не без влияния пуделя Понто), политический трактат "К вопросу о мышеловках" и трагедия "Кавдаллор — король крысиный". увы, тетрадь со стихами Мурра, данная на прочтение Понто, попала в руки хозяину пуделя профессору эстетики Логарио, и тот (очевидно, что из зависти) наябедничал на феноменально одаренного Кота маэстро Абрагаму. Маэстро обеспокоен тем, что киска более озабочена изящной словесностью, нежели мышами, и закрывает Мурру доступ к чтению, "Что может причинить гению большую боль, чем видеть себя непризнанным и более того осмеянным!" — сетует Мурр, но утешается тем, что ещё вольнее в результате стал творить его собственный разум.

Похожие переживания испытывает и капельмейстер Крейслер. Он тяготится своей ролью при дворе, светским этикетом и лицемерием. "В жилах этого молодого человека струится одна только музыка", — перефразирует он описание некоего старинного инструмента в музыкальном лексиконе. Утешением служит Крейслеру общество милой фрейлейн Юлии, чья личность, как и его, открыта божественным звукам. К их уединенным занятиям музыкой присоединяется и принцесса Гедвига, питавшая поначалу к капельмейстеру, как ему казалось, неприязнь. Принцесса признается Крейслеру в причине своего смятения от появления его при дворе: сердце её терзается воспоминанием о придворном живописце, сошедшем с ума от любви к её покойной матери; множество дивных портретов княгини украшают стены замка до сих пор, внушая Гедвиге мысль о том, что человек рожден для жизни лучшей, чем та, которую ведет она.Принцесса признается Крейслеру в причине своего смятения от появления его при дворе: сердце её терзается воспоминанием о придворном живописце, сошедшем с ума от любви к её покойной матери; множество дивных портретов княгини украшают стены замка до сих пор, внушая Гедвиге мысль о том, что человек рожден для жизни лучшей, чем та, которую ведет она. "Любовь артиста! — восклицает Гедвига. — О, это прекрасный, небесный сон — но только сон, только тщетная мечта!.."

История, рассказанная принцессой Гедвигой, сильно взволновала Крейслера. Неземная музыка и неземная любовь — вот и все, что имеет истинную ценность, не подвержено сомнениям и насмешкам, с коими он взирает на все кругом. Доверительно беседуя с маэстро Абрагамом, он находит в нем полного союзника. В жизни маэстро было две минуты счастья: когда он внимал звукам старинного органа в удаленном от мирской суеты аббатстве и когда с ним была его Кьера, его юная ассистентка в фокусе с Невидимой Девушкой, а далее и благоверная. Благодаря её пророческому дару и магнетическому воздействию на людей, более того на большом расстоянии, фокусник и механик Абрагам и был приближен ко двору старого князя. Недолго длилось блаженство: вскоре после смерти князя Кьера бесследно исчезла. Эта сердечная рана поныне не зажила.

…Час любви пробил и для Кота Мурра: наступили мартовские иды — и на одной из ночных прогулок по крыше он встречает очаровательную кошечку по кличке Мисмис. Первое любовное свидание прерывают и омрачают два её отвратительных кузена: они жестоко избивают Мурра и сбрасывают его в сточную канаву. Образ Мисмис преследует его, он слагает в её честь гимны и мадригалы. Плоды его вдохновения оплачены сполна! Мурр и Мисмис ещё встречаются под луной, никто им не препятствует петь дуэтом (она — на редкость музыкальна). Кот решается применить радикальное средство от последующих амурных терзаний: предлагает своей Прекрасной Даме лапу и сердце. О Боги! Она — согласна!.. Однако в жизни всякого поэта часы блаженства скоротечны: Мисмис изменяет Мурру с пестрым котом-ловеласом. Объяснение супругов протекает на диво спокойно; оба признаются приятель Другу в сердечном охлаждении — и решают шагать дальше каждый своим путем. Мурр возвращается к наукам и изящным искусствам с ещё большим рвением, чем до встречи с Мисмис…

Тем временем в Зигхартсвейлер приезжает из Италии принц Гектор, потомок знатного и богатого рода, за которого князь Ириней замыслил выдать дочка.Мурр возвращается к наукам и изящным искусствам с ещё большим рвением, чем до встречи с Мисмис…

Тем временем в Зигхартсвейлер приезжает из Италии принц Гектор, потомок знатного и богатого рода, за которого князь Ириней замыслил выдать дочка. На балу Гедвига ведет себя более чем странно, шокируя весь двор: она три раза кряду пляшет с принцем лихой итальянский танец, совсем не свойственный её природе. Принц ей совсем не мил — но оказывает на нее какое-то демоническое влияние. Сильное ощущение производит принц и на Юлию: она в беседе с матерью уподобляет его взгляд огненному взору василиска. Советница Бенцон смеется: сразу двум девицам милый принц кажется чудовищем — что за глупости! Нет, это звук сердца, уверяет мать Юлии. После бала ей снился принц, под видом капельмейстера Крейслера заключивший её в объятья со словами: "Ты уже убита — и отныне должна быть моей!" От этих посягательств её избавляет во сне истинный, а не мнимый Крейслер — благодетельный дух замка, призванный оградить и её и принцессу Гедвигу от злых чар. Советница Бенцон толкует тот самый сон на свой лад: Иоганнес Крейслер — человек, вносящий разлад в жизнь при дворе князя. Мало ей маэстро Абрагама — теперь ещё и тот самый музыкант! Она обязана вторгнуться в развитие событий!..

Нечего изрекать, что неприязнь к принцу Гектору питает и Крейслер. Абрагам согласен: это сущий змей-искуситель. Брак с Гедвигой он готов заключить лишь по расчету, в реальности у него виды на Юлию. Разумеется, Крейслер должен вступиться за её честь, но обычное оружие в этом месте неуместно. Маэстро Абрагам вручает другу миниатюрный портрет некоего лица, взгляд на которое повергнет Гектора в ужас и обратит его в бегство. Предсказание сбывается в точности. Но и капельмейстер неожиданно исчезает из замка. В парке находят его шляпу со следами крови. Ясно, что кто-то — скорее всего, адъютант Гектора — пытался его убить. Но убил ли? Ответа нет: адъютанта в эту ночь тоже след простыл…

Новый приятель Мурра черный кот Муций упрекает его: "Вы бросились из одной крайности в другую, вы вот-вот превратитесь в отвратительного филистера, чьи действия зависят от привходящих обстоятельств, а не от голоса чести.Но убил ли? Ответа нет: адъютанта в эту ночь тоже след простыл…

Новый приятель Мурра черный кот Муций упрекает его: "Вы бросились из одной крайности в другую, вы вот-вот превратитесь в отвратительного филистера, чьи действия зависят от привходящих обстоятельств, а не от голоса чести. Ваше уединение вас не утешит, но ещё больше вам навредит!" Муций рекомендует Мурра своим друзьям — кошачим буршам, принимающим его как собрата, распевая "Gaudeamus igitur" и прочие гимны. Их кружок распадается после нескольких спевок на крыше: обитатели дома травят буршей гнусными собаками, вследствие чего отдает Богу душу славный Муций. На тризне Мурр знакомится с прелестной маленькой кошечкой Миной. Он готов ринуться на штурм её сердца — и вдруг видит поодаль Мисмис, о которой и мыслить позабыл. Мисмис останавливает Мурра: "Мина — твоя дочь!" Кот возвращается к себе под печку, дивясь причудам и превратностям судьбы…

Крейслер — о чем он извещает в письме маэстро Абрагама — нашел приют в монастыре. В то пора как в Зигхартсвейлере происходят в его отсутствие бурные события (болезнь и чудесное исцеление Гедвиги, тайное возвращение принца Гектора, обнаружение трупа его адъютанта, наконец, въезд гусарского полка из столицы — там прошел слух, что в замке князя Иринея заговор и чуть ли не революция), виновник всего этого в первый раз испытывает душевное равновесие и посвящает себя музыке. Во сне ему видится Юлия — ангельская дева, поющая неслыханной красоты "Agnus Dei"; проснувшись, Крейслер записывает эту музыку, сам до конца не веря в то, что он — её автор. Он готовится принять монашеские обеты — но тут в аббатство приезжает из Италии новый настоятель отец Киприан, назначенный самим римским папой. Мрачный аскет, он решительно меняет уклад жизни в монастыре. Крейслер ясно видит: в новых обстоятельствах музыка в его душе заглохнет. Ночью в аббатстве совершается отпевание — в покойнике Крейслер узнает адъютанта принца Гектора, которого он убил, защищаясь от его нападения в Зигхартсвейлерском парке… Капельмейстер догадывается, что оказался вовлечен в некую страшную тайну, к которой имеет прямое отношение отец Киприан, — о чем без обиняков и объявляет новому аббату. Суровый монах мгновенно преображается и, преисполненный духа кротости и любви, рассказывает Крейслеру повесть своей жизни, проливающую свет и на многое, касающееся обитателей замка, где ещё недавно искал вдохновения наш музыкант.Суровый монах мгновенно преображается и, преисполненный духа кротости и любви, рассказывает Крейслеру повесть своей жизни, проливающую свет и на многое, касающееся обитателей замка, где ещё недавно искал вдохновения наш музыкант.

В молодости отец Киприан, наследник могущественного государя, и его младший брат были на военной службе в Неаполе. Будущий аббат вел образ жизни самый распутный, не пропуская ни одной красотки.

Однажды на улице какая-то старуха цыганка предложила ему познакомиться с дамой не только прекраснейшей, но и равной принцу по происхождению. Антонио (так его звали тогда) счел старуху за обыкновенную сводню. Каково было изумление принца, когда, спустя несколько дней, он встретил старуху в обществе самой чудесной из виденных им дам. Молодую даму звали Анджела Бенцони, она родилась от внебрачной связи двух весьма знатных особ и — плод преступной любви — определена была существовать вдали от дома, до особых распоряжений, под присмотром своей заботливой няни-цыганки, принятой принцем за сводню. Анджела ответила взаимностью на чувства Антонио, и их тайно обвенчали в капелле Сан-Филиппо. Раскрыв эту тайну и увидев жену старшего брата, принц Гектор воспылал к ней страстью. Вскоре Антонио застиг его в покоях Анджелы. Произошло бурное объяснение; в бокал Анджелы Антонио всыпал отравляющий препарат, но и сам пал замертво от кинжала Гектора. Чудесным образом исцеленный, Антонио дал обет замаливать свой проступок в монастыре. О ту пору в Италии оказался маэстро Абрагам, под видом фокусника Северина искавший милую Кьяру. Старуха цыганка вручила ему миниатюрный двойственный портрет, где, между изображениями Антонио и Анджелы, хранилось письменное свидетельство о двойном убийстве. Все изложенное, как мы видим, объясняет и трепет принца Гектора в ту минуту, когда Крейслер показал ему сие неотразимое оружие, полученное из рук маэстро Абрагама; и влияние, коим пользовалась при дворе князя советница Бенцон, мать внебрачной его дочери; и её догадки на тот счет, что старый фокусник знает о ней нечто важное… и ещё многое, многое иное.Все изложенное, как мы видим, объясняет и трепет принца Гектора в ту минуту, когда Крейслер показал ему сие неотразимое оружие, полученное из рук маэстро Абрагама; и влияние, коим пользовалась при дворе князя советница Бенцон, мать внебрачной его дочери; и её догадки на тот счет, что старый фокусник знает о ней нечто важное… и ещё многое, многое иное.

Именно теперь, когда, казалось бы, должно произойти в повести все самое главное, она неожиданно обрывается. Неожиданно — как решение принцессы Гедвиги вылезти замуж за немилого ей Гектора. Неожиданно — как возвращение капельмейстера Крейслера в замок, его отказ от служения Богу и музыке ради любви Юлии. Неожиданно — как отъезд маэстро Абрагама за рубеж, похоже, на новые поиски "Невидимой Девушки"…

Неожиданно — как и смерть Кота Мурра, только вступавшего на порог славы и ещё более поразительных свершений.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Гольдсмит О. Векфильдский священник. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Гольдсмит О. Произведение "Векфильдский священник"

Англия, XVIII в. Семейство пастора Чарльза Примроза наслаждается безмятежным существованием "в прекрасном доме среди живописной природы". Главное сокровище четы Примрозов — шестеро замечательных детей: "сыновья — молодцы, ловкие и полные отваги, две дочки — цветущие красавицы". Старший сын, Джордж, учился в Оксфорде, средний, Мозес, обучался дома, а двое младших, Дик и Билл, ещё малыши.

Излюбленная тема проповедей пастора Примроза — брак вообще и строжайшее единобрачие священнослужителей в частности. Он более того написал несколько трактатов о единобрачии, правда, они так и остались лежать у книготорговца. Он обожает философские диспуты и невинные развлечения и ненавидит суетность, тщеславие и праздность. Имея некоторое состояние, он все, что дает ему приход, тратит "на вдов и сирот".

Но вот семью постигает несчастье: купец, ведавший её состоянием, разоряется. Примроз с радостью принимает предложение принять небольшой приход вдали от родного Векфильда и призывает домочадцев "без сожалений отказаться от роскоши".

Во час переезда семья знакомится с мистером Берчеллом, человеком умным, щедрым и обходительным, но, по всей видимости, бедным. Он спасает жизнь Софье, упавшей с лошади в бурный поток, и, когда Примрозы водворяются на новом месте, становится частым гостем в одноэтажном домике, крытом соломой, — совместно с фермером Флембро и слепым флейтистом.

Новые прихожане пастора живут собственным хозяйством, "не зная ни нужды, ни избытка". Они сохранили патриархальную простоту, с удовольствием трудятся в будни и предаются простодушному веселью в праздники. И Примрозы тоже "встают совместно с солнцем и прекращают труды с его заходом".

Однажды в праздничный день появляется мистер Торнхилл, племянник сэра Уильяма Торнхилла, "известного своим богатством, добродетелью, щедростью и чудачествами". Дядя предоставил почти все свое состояние и поместья в распоряжение племянника. Жена пастора, Дебора, и обе дочери, прельщенные роскошным нарядом и непринужденными манерами гостя, с удовольствием принимают его комплименты и вводят нового знакомца в жилище.Жена пастора, Дебора, и обе дочери, прельщенные роскошным нарядом и непринужденными манерами гостя, с удовольствием принимают его комплименты и вводят нового знакомца в жилище. Вскоре Дебора уже видит Оливию замужем за владельцем всех окрестных земель, хотя пастор предостерегает её от опасностей "неравной дружбы", тем более что Торнхилл имеет весьма дурную репутацию.

Мистер Торнхилл устраивает в честь барышень Примроз сельский бал и является туда в сопровождении двух в "высшей степени пышно разодетых особ", которых он представляет как знатных дам. Те сразу высказывают расположение к Оливии и Софье, начинают расписывать прелести столичной жизни. Последствия нового знакомства оказываются самыми пагубными, пробуждая тщеславие, угасшее за час простой сельской жизни. В ход опять идут исчезнувшие было "оборки, шлейфы да баночки с притираниями". А когда лондонские дамы заводят речь о том, чтобы взять Оливию и Софью в компаньонки, более того пастор забывает о благоразумии в предвкушении блестящего будущего, и предостережения Берчелла вызывают всеобщее негодование. Однако и сама судьба словно стремится сдержать наивно-честолюбивые устремления домочадцев пастора. Мозеса посылают на ярмарку, чтобы продать рабочего жеребца и купить верховую лошадь, на которой не зазорно отправиться в люди, а он возвращается с двумя дюжинами никому не нужных зеленых очков. Их всучил ему на ярмарке какой-то мошенник. Оставшегося мерина продает сам пастор, мнящий себя "человеком большой житейской мудрости". И что же? Он также возвращается без гроша в кармане, зато с поддельным чеком, полученным от благообразного, убеленного сединами старца, ярого сторонника единобрачия. Семья заказывает портрет странствующему живописцу "в историческом жанре", и портрет выходит на славу, да вот беда, он так велик, что в доме его решительно некуда пристроить. А обе светские дамы неожиданно уезжают в Лондон, якобы получив нехороший отзыв об Оливии и Софье. Виновником крушения надежд оказывается не кто иной, как мистер Берчелд. Ему в самой резкой форме отказывают от дома,

Но настоящие бедствия ещё спереди. Оливия убегает с человеком, по описаниям похожим на того же Берчелла.Оливия убегает с человеком, по описаниям похожим на того же Берчелла. Дебора готова отречься от дочери, но пастор, сунув под мышку Библию и посох, отправляется в путь, чтобы спасти грешницу. "Весьма порядочно одетый господин" приглашает его в гости и заводит разговор о политике, а пастор произносит целую речь, из коей следует, что "он испытывает врожденное отвращение к физиономии всякого тирана", но природа человеческая такова, что тирания неизбежна, и монархия — наименьшее зло, потому как при этом "сокращается число тиранов". Назревает крупная ссора, поскольку хозяин — поборник "свободы". Но тут возвращаются настоящие хозяева дома, дядя и тетя Арабеллы уилмот, совместно с племянницей, бывшей невестой старшего сына пастора, а его собеседник оказывается всего лишь дворецким. Все совместно посещают бродячий театр, и ошеломленный пастор узнает в одном из актеров Джорджа. Пока Джордж рассказывает о своих приключениях, появляется мистер Торнхилл, который, как выясняется, сватается к Арабелле. Он не только не кажется огорченным, видя, что Арабелла по-прежнему влюблена в Джорджа, но, напротив, оказывает тому величайшую услугу: покупает ему патент лейтенанта и таким образом спроваживает соперника в Вест-Индию.

По воле случая пастор находит Оливию в деревенской гостинице. Он прижимает к груди свою "милую заблудшую овечку" и узнает, что истинный виновник её несчастий — мистер Торнхилл. Он нанял уличных девок, изображавших знатных дам, чтобы заманить Оливию с сестрой в Лондон, а когда затея провалилась благодаря письму мистера Берчелла, склонил Оливию к побегу. Католический священник свершил тайный обряд бракосочетания, но оказалось, что таких жен у Торнхилла не то шесть, не то восемь. Оливия не могла смириться с подобным положением и ушла, бросив денежки в лицо соблазнителю.

В ту самую ночь, когда Примроз возвращается домой, возникает страшный пожар, он еле-еле успевает спасти из огня младших сынишек. Теперь все семейство ютится в сарае, располагая лишь тем имуществом, которым поделились с ними добрые соседи, но пастор Примроз не сетует на судьбу — ведь он сохранил главное достояние — детей.Теперь все семейство ютится в сарае, располагая лишь тем имуществом, которым поделились с ними добрые соседи, но пастор Примроз не сетует на судьбу — ведь он сохранил главное достояние — детей. Лишь Оливия пребывает в неутешной печали. Наконец появляется Торнхилл, который не только не чувствует ни малейших угрызений совести, но оскорбляет пастора предложением обвенчать Оливию с кем угодно, с тем чтобы "ее первый любовник оставался при ней", Примроз в гневе выгоняет негодяя и слышит в ответ угрозы, которые Торнхилл уже на прочий день приводит в исполнение: пастора отправляют в тюрьму за долги.

В тюрьме он встречает некоего митера Дженкинсона и узнает в нем того самого седовласого старца, который так ловко облапошил его на ярмарке, только старец изрядно помолодел, потому что снял парик. Дженкинсон в общем-то незлой малый, хоть и отъявленный мошенник. Пастор обещает не свидетельствовать против него в суде, чем завоевывает его признательность и расположение. Пастор поражен тем, что не слышит в тюрьме ни воплей, ни стенаний, ни слов раскаяния — сидельцы проводят час в грубом веселье. Тогда, забыв о собственных невзгодах, Примроз обращается к ним с проповедью, смысл которой состоит в том, что "выгоды в их богохульстве нет никакой, а прогадать они могут очень много", потому как в отличие от дьявола, которому они служат и который не дал им ничего, кроме голода и лишений, "Господь обещает принять каждого к себе".

А на семью Примрозов обрушиваются новые беды: Джордж, получив письмо матери, возвращается в Англию и вызывает на поединок соблазнителя сестры, но его избивают слуги Торнхилла, и он попадает в ту же тюрьму, что и отец. Дженкинсон приносит известие о том, что Оливия умерла от болезни и горя. Софью похищает неизвестный. Пастор, являя пример истинно христианской твердости духа, обращается к родным и узникам тюрьмы с проповедью смирения и надежды на небесное блаженство, особенно драгоценного для тех, кто в жизни испытывал одни страдания.

Избавление приходит в лице благородного мистера Берчелла, который оказывается знаменитым сэром уильямом Торнхиллом. Это он вырвал Софью из лап похитителя.Это он вырвал Софью из лап похитителя. Он призывает к ответу племянника, список злодеяний которого пополняется свидетельством Дженкинсона, выполнявшего его гнусные поручения. Это он приказал похитить Софью, это он сообщил Арабелле о мнимой измене Джорджа, чтобы жениться на ней ради приданого. В разгар разбирательства появляется Оливия, целая и невредимая, а Дженкинсон объявляет, что вместо подложных разрешения на брак и священника Дженкинсон на тот самый раз доставил настоящих. Торнхилл на коленях умоляет о прощении, а дядя выносит решение, что отныне молодая супруга племянника будет обладать третью всего состояния. Джордж соединяется с Арабеллой, а сэр уильям, нашедший наконец девушку, которая ценила его не за богатство, а за личные достоинства, делает предложе-ние Софье. Все несчастья пастора завершились, и теперь ему остается одно — "быть столь же благодарным в счастье, сколь смиренным он был в беде".

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Гессе Г.Р. Игра в бисер. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Гессе Г.Р. Произведение "Игра в бисер"

Действие происходит в далеком будущем. Непогрешимый Магистр Игры и герой Касталии Иозеф Кнехт, достигнув пределов формального и содержательного совершенства в игре духа, ощущает неудовлетворенность, а потом разочарование и уходит из Касталии в суровый мир за её пределами, чтобы послужить конкретному и несовершенному человеку. Касталийский Орден, Магистром которого является герой, — это общество хранителей истины. Члены Ордена отказываются от семьи, от собственности, от участия в политике, чтобы никакие корыстные интересы не могли повлиять на процесс таинственной "игры в бисер", которому они предаются, — "игры со всеми смыслами и ценностями культуры" как выражения истины. Члены Ордена проживают в Касталии, удивительной стране, над которой не властно пора. Название страны происходит от мифического Кастальского ключа на горесть Парнас, у вод которого бог Аполлон водит хороводы с девятью музами, олицетворяющими виды искусства.

Роман написан от имени касталийского историка из далекого будущего и состоит из трех неравных по объему частей: вводного трактата по истории Касталии и игры в бисер, жизнеописания главного героя и произведений самого Кнехта — стихов и трех жизнеописаний. Предыстория Касталии излагается как резкая критика общества XX в. и его вырождающейся культуры. Эта культура характеризуется как "фельетонистическая" (от немецкого значения слова "фельетон", что означает "газетная статья развлекательного характера"). Суть её составляет газетное чтиво — "фельетоны" как особо популярный вид публикаций, изготовлявшихся миллионами. В них нет глубоких мыслей, попыток разобраться в сложных проблемах, наоборот, содержание их составляет "занимательный вздор", пользующийся неимоверным спросом. Сочинителями подобной мишуры были не только журналистские щелкоперы, были среди них поэты и нередко профессора высших учебных заведений со славным именем — чем известнее было имя и глупее тема, тем больше был спрос. Излюбленный материал подобных статей составляли анекдоты из жизни знаменитых людей под заголовками вроде: "Фридрих Ницше и дамские моды в семидесятые годы девятнадцатого столетия", "Любимые блюда композитора Россини" или "Роль комнатных собачек в жизни знаменитых куртизанок".Излюбленный материал подобных статей составляли анекдоты из жизни знаменитых людей под заголовками вроде: "Фридрих Ницше и дамские моды в семидесятые годы девятнадцатого столетия", "Любимые блюда композитора Россини" или "Роль комнатных собачек в жизни знаменитых куртизанок". Порой знаменитого химика или пианиста спрашивали о тех или иных политических событиях, а популярного актера или балерину — о преимуществах или недостатках холостого образа жизни или причине финансовых кризисов. При этом умнейшие из фельетонистов сами потешались над своей работой, пронизанной духом иронии.

Большинство непосвященных читателей все принимали за чистую монету. Другие же после тяжелого труда тратили свой досуг на отгадывание кроссвордов, склонившись над квадратами и крестами из пустых клеточек. Однако летописец признает, что игравших в эти детские игры-загадки или читавших фельетоны нельзя назвать наивными людьми, увлеченными бессмысленным ребячеством. Они жили в вечном страхе среди политических и экономических потрясений, и у них была сильная потребность прикрыть глаза и уйти от реальности в безобидный мир дешевой сенсационности и детских загадок, потому как "церковь не дарила им утешения и дух — советов". Люди, без конца читавшие фельетоны, слушавшие доклады и отгадывавшие кроссворды, не имели времени и сил, чтобы преодолеть страх, разобраться в проблемах, понять, что происходит кругом, и отделаться от "фельетонного" гипноза, они жили "судорожно и не верили в будущее". Историк Касталии, за которым стоит и автор, приходит к убеждению, что подобная цивилизация исчерпала себя и стоит на грани крушения.

В этой ситуации, когда многие мыслящие люди растерялись, лучшие представители интеллектуальной элиты объединились для сохранения традиций духовности и создали держава в государстве — Касталию, где избранные предаются игре в бисер. Касталия становится некоей обителью созерцательной духовности, существующей с согласия технократического общества, пронизанного духом наживы и потребительства. Состязания по игре в бисер транслируются по радио на всю страну, в самой же Касталии, пейзажи которой напоминают Южную Германию, пора остановилось — там ездят на лошадях.Состязания по игре в бисер транслируются по радио на всю страну, в самой же Касталии, пейзажи которой напоминают Южную Германию, пора остановилось — там ездят на лошадях. Основное её назначение — педагогическое: воспитание интеллектуалов, свободных от духа конъюнктуры и буржуазного практицизма. В известном смысле Касталия — это противопоставление государству Платона, где верх принадлежит ученым, правящим миром. В Касталии, наоборот, ученые и философы свободны и независимы от любой власти, но достигается это ценой отрыва от реальности. У Касталии нет прочных корней в жизни, и потому её судьба слишком зависит от тех, у кого реальная верх в обществе, — от генералов, которые могут посчитать, что обитель мудрости — излишняя роскошь для страны, готовящейся, например, к войне.

Касталийцы принадлежат к Ордену служителей духа и полностью оторваны от жизненной практики. Орден построен по средневековому принципу — двенадцать Магистров, Верховная, Воспитательная и другие Коллегии. Для пополнения своих рядов касталийцы по всей стране отбирают талантливых мальчиков и обучают их в своих школах, развивают их способности к музыке, философии, математике, учат размышлять и наслаждаться играми духа. Потом юноши попадают в университеты, а потом посвящают себя занятиям науками и искусствами, педагогической деятельности или игре в бисер. Игра в бисер, или игра стеклянных бус, — некий синтез религии, философии и искусства. Когда-то давнехонько некий Перро из города Кальва использовал на своих занятиях по музыке придуманный им прибор со стеклянными бусинами. Потом он был усовершенствован — создан уникальный язык, основанный на различных комбинациях бусин, с помощью которых можно бесконечно сопоставлять разные смыслы и категории. Эти занятия бесплодны, их результатом не является создание чего-то нового, лишь варьирование и перетолковывание известных комбинаций и мотивов ради достижения гармонии, равновесия и совершенства.

Около 2200 г. Магистром становится Иозеф Кнехт, прошедший весь путь, который проходят касталийцы. Его имя означает "слуга", и он готов служить истине и гармонии в Касталии.Его имя означает "слуга", и он готов служить истине и гармонии в Касталии. Однако герой лишь на пора обретает гармонию в игре стеклянных бус, потому как он все резче ощущает противоречия касталийской реальности, интуитивно старается избежать касталийской ограниченности. Он далек от ученых типа Тегуляриуса — гения-одиночки, отгородившегося от мира в своем увлечении изощренностью и формальной виртуозностью. Пребывание за пределами Касталии в бенедиктинской обители Мариафельс и саммит с отцом Иаковом оказывают на Кнехта большое влияние. Он задумывается о путях истории, о соотношении истории государства и истории культуры и понимает, каково истинное место Касталии в реальном мире: пока касталийцы играют в свои игры, общество, от которого они уходят все дальше, может счесть Касталию бесполезной роскошью. Задача в том, считает Кнехт, чтобы взращивать молодых не за стенами библиотек, а в "миру" с его суровыми законами. Он покидает Касталию и становится наставником сына своего друга Дезиньори. Купаясь с ним в горном озере, герой погибает в ледяной воде — так гласит легенда, как утверждает летописец, ведущий повествование. Неизвестно, добился бы успеха Кнехт на своем пути, ясно одно — нельзя прятаться от жизни в мир идей и книг.

Эту же мысль подтверждают три жизнеописания, заключающие книгу и дающие ключ к пониманию произведения. Герой первого, Слуга, — носитель духовности первобытного племени среди мракобесия — не смиряется и приносит себя в жертву, чтобы не угасла искра истины. Второй, раннехристианский отшельник Иосиф Фамулус (по-латыни "слуга"), разочаровывается в своей роли утешителя грешников, но, встретив более старого исповедника, совместно с ним все же продолжает служить. Третий герой — Даса ("слуга") не приносит себя в жертву и не продолжает служение, а бежит в лес к старому йогу, т.е. уходит в свою Касталию. Именно от такого пути нашел в себе силы отказаться герой Гессе Иозеф Кнехт, хотя это и стоило уму жизни.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Вельтман А.Ф. Странник. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Вельтман А.Ф. Произведение "Странник"

Литературное путешествие по своей природе двупланово: это и реальное путешествие, и путешествие воображения (воспоминания, рассуждения и т. п.). С одной стороны, материал романа — действительное путешествие офицера А. Вельтмана по Бессарабии, Молдавии, Вале-хии, Добрудже за годы почти десятилетней службы, и русско-турецкая кампания 1828 г. Но, с прочий стороны, путешествие героя — воображаемое путешествие по карте: "возьмите Европу за концы и разложите на стол"; автор странствует, "не сходя с покойного своего дивана".

Читателю не дают утвердиться на какой-либо одной точке зрения: ему толкуют о карте и диване, но описания местности, обычаев и проч. так подробны, что никак не согласуются с путешествием воображаемым — например, описания монастыря Городище, вырубленного в скале над Днестром, молдавских танцев, птиц на гнилом озере под Кишиневом, гуляний в Яссах (модные дамские уборы, как и пиры — излюбленная тема для свободной и подчеркнуто бессвязной романтической "болтовни"). Говорить об известных достопримечательностях автор сторонится — боится быть банальным. Согласно общему принципу стилистической "пестроты" "Странника", описания в нем могут быть и стихотворными (особенно часто так описывается подчеркнуто "низкий" быт — например клячи, тащившие венскую коляску (гл. 47), разговор (на разных языках!) в бухарестской гостинице со слугами и торговцами (гл. 157), похожий на отрывок из комедии, или же подчеркнуто сухими, как справка: "Кстати о р. Прут. Волны ее родятся в горах Карпатских, гибнут в Дунае. Вообще ширина реки от 5 до 10 сажен. Вода от быстроты мутна, но здорова и имеет свойство минеральных крепительных вод".

Автора мучит сознание, что "все уже выдумано, все сказано, все написано (гл. 171), поэтому может быть только по-своему тасовать — как в калейдоскопе — придуманное до тебя другими". "Странник" разбит на 3 части, 45 "дней", 325 глав (образцы самых коротких глав: "CXLI: Нет ее"; "Не сердитесь же, что в этой главе не слышен вам скрып моего пера. Это пауза. Здесь мысль моя выражена молчанием" (гл.Здесь мысль моя выражена молчанием" (гл. 304); такая "дробность" позволяет неожиданно переходить от одной темы и интонации к прочий. Вообще Вельтман всячески подчеркивает импульсивность, произвольность и более того "случайность" своего творчества, принципиальную незавершенность романа ("заглавие оторвано, начала нет"); стирается разница между беловиком и черновиком ("далее стерлось"; "пример тут был; но я половину примера стер, а другую выскоблил. Мне не понравился он по своей обыкновенности…").

В романах повествование нередко прерывается вставными новеллами; в "Страннике" основной текст, почти насквозь ироничный, прерывается драматическими поэмами, написанными очень патетичной ритмизованной прозой, — поэмой об Овидии и императоре Августе (гл. 290) и "Эскандером"; Эскандер — свободолюбивый герой: "Мне душно под небом! и небо стесняет дыханье; его бы я сбросил с себя, чтобы вольно вздохнуть в беспредельном пространстве!.."; Эскандеру дует сам Юпитер ("Юпитер! и ты знаешь завидущая жаба к счастливцу!.."); губит же героя любовь к демонической деве.

Кроме того, игровое путешествие перебивается лирическими стихами о любви; за демонстративно бессвязной болтовней "Странника" прячется второй план романа: драматическая история любви автора к замужней женщине; эта история должна восстанавливаться читателем по крупицам.

В третьей части лирика в стихах и прозе, совершенно серьезные рассуждения автора о смысле жизни, счастье и проч. уже видно оттесняют игровое начало, "Странник" почти превращается в лирический дневник — и вдруг кончается неожиданно для читателя, по прихоти автора прерванный почти на полуслове.

Скачать сочинение далее...

Сочинения - Вассерман Каспар Хаузер или Леность сердца. Краткое содержание - сочинение


Сочинения по литературе. Краткое содержание произв

Сочинение на тему : Вассерман Произведение "Каспар Хаузер или Леность сердца"

У главного героя романа "Каспар Хаузер" был прототип — реально существовавший человек, о котором много писали и говорили во всей Европе. Он объявился вдруг в 1828 г. в Нюрнберге, тот самый молодой незнакомец лет шестнадцати или семнадцати, чье прошлое было окутано тайной и чья недолгая жизнь вскоре была насильственно прервана.

Роман начинается с описания событий в Нюрнберге летом 1828 г. Жители города узнают, что в крепостной башне под стражей содержится юноша лет семнадцати, который ничего не может о себе рассказать, так как говорит не лучше двухлетнего ребенка, принимает от стражников только хлеб и воду и ходит с большим трудом. На листе бумаги он смог написать свое имя: Каспар Хаузер. Некоторые предполагают, что это пещерный человек, другие — что он просто недоразвитый крестьянин. Однако наружность юноши — бархатистая кожа, белые руки, волнистые светло-каштановые волосы — противоречит этим предположениям. При незнакомце нашли письмо, из которого явствует, что в 1815 г. мальчика подкинули в бедняцкий жилище, где в течение многих лет он был лишен общения с людьми. Летом 1828 г. его вывели из укрытия и, указав дорогу в город, оставили одного в лесу.

Бургомистр города господин Биндер предполагает, что юноша является жертвой преступления. Интерес к найденышу возрастает, на него приходят посмотреть толпы народа. Особый интерес к нему проявляет учитель Даумер, который часами сидит с ним и, постепенно приучая Каспара понимать человеческий язык, узнает кое-что о его прошлом. Но ответить на вопросы о том, кто его родители и кто держал его в подземелье, молодой человек по-прежнему не может. Учитель Даумер, обобщив все свои наблюдения, публикует в печати статью, особо отмечая чистоту души и сердца Каспара и делая предположение о его благородном происхождении. Выводы, сделанные Даумером, встревожили некоторых членов окружного менеджмента, и магистрат города Нюрнберга во главе с бароном фон Тухером принимает решение обратиться к главе государства Апелляционного суда статскому советнику Фейербаху, проживающему в городе Ансбахе, за советом и помощью.Выводы, сделанные Даумером, встревожили некоторых членов окружного менеджмента, и магистрат города Нюрнберга во главе с бароном фон Тухером принимает решение обратиться к главе государства Апелляционного суда статскому советнику Фейербаху, проживающему в городе Ансбахе, за советом и помощью. По настоянию Фейербаха опекуном Каспара назначают Даумера, который продолжает открывать Каспару мир вещей, цвета, звуков, мир слова. Учитель не устает повторять, что Каспар — это настоящее чудо и что его человеческая природа безгрешна.

Однажды в жилище учителя подбрасывают записку с предостережением от возможных неприятностей. Даумер опубликовывает об этом полиции, полиция — Апелляционному суду. Из окружного менеджмента в магистрат Нюрнберга приходят указания усилить надзор за Каспаром, так как последний совершенно может что-то утаивать. Чем больше Каспар узнает о реальном мире, тем чаще ему снятся сны. Однажды Каспар опубликовывает Даумеру, что он часто видит во сне какую-то прекрасную женщину, дворец и другие вещи, которые его очень волнуют, а когда он вспоминает о них наяву, то ему делается печально. Он постоянно думает об этой женщине и уверен, что она его мать. Даумер пытается убедить Каспара, что это всего лишь сон, то есть нечто нереальное и не имеющее ничего общего с действительностью. Каспар впервой не верит учителю, и от этого печаль его ещё более усиливается.

Даумер и Биндер пишут письмо Фейербаху, где рассказывают о снах юноши и о его чувствах. В ответ Фейербах советует Каспару заняться верховой ездой и чаще бывать на воздухе. При очередной встрече Фейербах дарит юноше прекрасную тетрадь, в которой тот начинает вести дневник. Внимание общества к Каспару не ослабевает, его часто приглашают в гости в знатные семьи. Однажды Даумер, сопровождавший Каспара, знакомится с важным иностранцем по имени Стэнхоп, которому удается заронить сомнение в душу опекуна относительно его подопечного. Даумер после этого разговора начинает чутко следить за Каспаром, старается уличить его в неискренности или во лжи. Особенно неприятен опекуну категорический отказ Каспара прочитать ему записи из дневника. Каспара не покидает чувство беспокойства, он пребывает в глубокой задумчивости. Однажды, гуляя в саду приблизительно дома, он видит незнакомца с закрытым тканью лицом.Однажды, гуляя в саду приблизительно дома, он видит незнакомца с закрытым тканью лицом. Незнакомец подходит к Каспару и ударяет его ножом в голову. Преступника, ранившего Каспара, полиция не находит.

Советник Фейербах, собрав воедино все известные ему факты, анонсирует докладную записку королю, где утверждает, что Каспар Хаузер является отпрыском какого-то знатного рода и что его ребенком устранили из дворца родителей, чтобы в правах наследия утвердился кто-то прочий. В этом прямолинейном разоблачении Фейербах прямо указывает на конкретную династию и на некоторые другие подробности. В ответе, присланном из канцелярии короля, Фейербаху предписывается молчать до полного выяснения обстоятельств. Даумер, напуганный покушением на Каспара, добивается разрешения поменять местожительство юноши.

Опекуншей Каспара становится госпожа Бехольд. Взбалмошная и чересчур энергичная, она пытается соблазнить молодого человека. Когда же напуганный Каспар уклоняется от её ласк, она обвиняет его в бестактном поведении по отношению к её дочери. Измученный Каспар мечтает покинуть тот самый жилище. Господин фон Тухер, оценив обстановку и пожалев Каспара, соглашается стать его очередным опекуном. В доме Тухера царят тишина и скука, опекун, будучи человеком строгим и несловоохотливым, общается с Каспаром редко. Каспар грустит, его личность ищет более искренней привязанности, его снова терзают дурные предчувствия.

Однажды юноше приносят письмо, а совместно с ним — подарок в виде перстня с бриллиантом. Автор письма лорд Генри Стэнхоп вскоре прибывает в город собственной персоной и навещает Каспара. Стэнхоп удивлен радушием Каспара и готовностью вести с ним долгие и откровенные беседы. Каспар рад тому, что Стэнхоп обещает взять его с собой и показать мир. Тот обещает также отвезти Каспара в далекую страну к его матери. Теперь они часто видятся, совместно гуляют, беседуют. Стэнхоп подает прошение в магистрат об опекунстве над Каспаром. В ответ его просят предоставить свидетельство о его благосостоянии. Городские власти постоянно за ним следят, Фейербах приказывает навести о нем справки.Городские власти постоянно за ним следят, Фейербах приказывает навести о нем справки. Становится понятно яркое, но небезупречное прошлое лорда: он был посредником в темных делах, опытным ловцом человеческих душ. Не получив разрешения на опекунство, Стэнхоп уезжает, обещая Каспару вернуться. Он уже успел заронить в душу юноши надежду на его грядущее величие.

Через некоторое час Стэнхоп приезжает в Ансбах и мастерски располагает к себе как городское общество, так и Фейербаха. Он получает письмо, предписывающее ему уничтожить какой-то протокол, предварительно сняв с него копию. Стэнхоп начинает беспокоиться, когда некий лейтенант полиции Кинкель предлагает ему свои услуги и ведет себя так, словно ему все понятно о тайной миссии Стэнхопа. Лорду удается убедить Фейербаха перевезти Каспара из Нюрнберга в Ансбах. Юноша стад существовать в доме учителя Кванта. Он по-прежнему встречается со Стэнхопом, но не постоянно ему легко и приятно с ним: порой в его присутствии Каспар чувствует какой-то страх. Чувство опасности возрастает у него и при появлении Кинкеля, и во час нравоучений агрессивно настроенного Кванта, Фейербах же, не потерявший интереса к Каспару, публикует о нем брошюру, где прямо говорит о криминальном характере истории Каспара. Он планирует организовать тайную поездку с поставленной задачей отыскать виновника этого преступления. Кинкель, ведя двойную игру, умело располагает к себе советника и получает распоряжение сопровождать его в этой поездке.

Каспар теперь часто бывает в доме фрау фон Имхоф, хорошей знакомой Фейербаха. Через некоторое час он знакомится там с Кларой Каннавурф, молодой, очень красивой женщиной с драматической судьбой. В отсутствие Кинкеля за Каспаром должен следить новый надзиратель. Солдат выполняет свои функции довольно тактично, проникаясь симпатией к юноше. Этому способствует и то, что он прочитал брошюру Фейербаха. Когда Каспар просит его найти где-то в другом княжестве графиню Стефанию и передать ей письмо, солдат, не колеблясь, соглашается. Тем временем в Ансбах приходит сообщение о внезапной смерти Фейербаха.Тем временем в Ансбах приходит сообщение о внезапной смерти Фейербаха. Дочь советника уверена, что отца отравили и что это непосредственно связано с его расследованием. Стэнхоп тоже уже больше никогда не вернется к Каспару: он покончил с собой где-то на чужбине. Попытки Клары фон Каннавурф хоть как-то развеселить Каспара безуспешны. Чувствуя, что она влюбляется в молодого человека и что счастье с ним невозможно, она уезжает.

Спустя некоторое час у здания суда к Каспару подходит незнакомый господин и говорит ему, что он послан его матерью, и называет его "мой принц". Незнакомец говорит, что завтра он будет ожидать юношу в дворцовом саду с экипажем и покажет ему знак от его матери, доказывающий, что он — на самом деле посланник графини. Сон, полный тревог и символов, который Каспар видит ночью, не может поколебать его решение. В назначенное час он приходит в сад, где ему показывают мешочек, сказав, что там лежит знак от его матери. Пока Каспар развязывает тот самый мешочек, ему наносят удар ножом в грудь. Смертельно раненный Каспар живет ещё несколько дней, но спасти его не удается.

Скачать сочинение далее...








Поиск по сочинениям
 



Скачать принципиальные электрические схемы . Электроника, радиосхемы, схема устройства

Полезно

Сайт «Мир сочинений» – это сочинения про и на разные темы, литература сочинение класс, русский язык сочинение, скачать сочинение, сочинение описание, школьное сочинение, сочинения 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 класс, собрание сочинений, сочинение рассуждение, сочинение образ, свободные сочинения, сочинения по литературе, бесплатно скачать сочинение, краткие лучшие сочинения, сочинения рефераты, примеры сочинений и многое другое!